Риторика и ораторы античности — страница 11

  • Просмотров 3803
  • Скачиваний 219
  • Размер файла 27
    Кб

никакими способами доказательства” [5, 1356 в 5]. Энтимемы, по мнению Стагирита, должны играть решающую роль в риторике, поскольку они убеждают сильнее, чем примеры. “Примерами, — пишет он, — следует пользоваться в том случае, когда не имеешь доказательства, ибо для того, чтобы убедить, требуется (какое–нибудь) доказательство; когда же энтимемы есть, то примерами следует пользоваться как свидетельствами, помещая их вслед за

энтимемами в виде эпилога. Если их поставить в начале, то они походят на наведение, а риторическим речам наведение не свойственно, за исключением немногих случаев; когда же они помещены в конце, они походят на свидетельства, а свидетельства всегда возбуждают доверие” [5, 1394 а 10]. Особое внимание автор “Риторики” обращает на различие между энтимемами двух видов: диалектическими и риторическими, в которых посылки имеют общий,

универсальный характер, с одной стороны, и с другой, энтимемами частного характера. Для характеристики первых Аристотель использует понятие топа, или общего места. “В них, — пишет он, — мы говорим общими местами — топами” [5, 1358 а 10]. В энтимемах частного характера посылками служат суждения, относящиеся к отдельным видам явлений и конкретных событий. Хотя знание последних способствует лучшему пониманию конкретных, специальных

наук, тем не менее знание топов и основанных на них силлогизмов позволяет, во–первых, выявить связь между общим и частным, во–вторых, умело их использовать в качестве общепризнанных средств убеждения. Такова в общих чертах аристотелевская концепция риторики, опирающаяся, как мы видели, скорее на логику, чем на философию и диалектический метод в сократовско–платоновском понимании этого термина. В отличие от Платона

диалектика для Аристотеля означает анализ всех несиллогистических форм рассуждения, в частности аналогии и индукции. Его заслуга состоит в том, что он значительно расширил те приемы и методы аргументации, которые основываются на правдоподобных умозаключениях и которые широко использовались в публичных речах, спорах по судебным и другим вопросам, хотя раньше они часто игнорировались философами как простые мнения. Было бы,

однако, ошибкой считать, что Аристотель занимался только анализом логических проблем риторики и не учитывал роли эмоций, настроений, чувств и склонностей слушателей в процессе их убеждения. Всякий, кто хотя бы бегло ознакомится с его “Риторикой”, убедится, что он в отличие от Платона не ограничивается здесь самыми общими рекомендациями, а в свойственной ему последовательной и систематической манере подробно анализирует эти