Рихард Вагнер (1813-1883)

  • Просмотров 169
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 17
    Кб

Рихард Вагнер (1813-1883) Гений-самоучка Великий немецкий композитор Рихард Вагнер был убежден в том, что ни один музыкант, певец или дирижер не способен выразить глубинную суть его, Вагнера, творений лучше, чем это удается автору. Поэтому терзаемый творческим неудовлетворением композитор старался по возможности собственноручно писать либретто своих опер, повышая качество их литературной основы. Кстати, формального

музыкального образования Вагнер не получил, но уже в раннем детстве с легкостью читал нотные партитуры. Под стать феноменальной музыкальной одаренности была и внешность композитора (лоб мыслителя, надменные губы и пронзительные голубые глаза). В любой компании он поневоле притягивал к себе взоры как женщин, так и мужчин. Вагнер осознавал себя гением и был крайне тщеславен. Предпочитая всегда быть в центре внимания, он

постоянно досаждал друзьям чтением своих литературных произведений. Впрочем, манера его декламации отличалась особой страстностью, так что внимание компании было гарантировано. Вагнер к тому же не сомневался, что все окружающие просто обязаны помогать ему вести экстравагантный образ жизни, требующий немалых расходов. Бремя его финансовых затрат нередко ложилось на многочисленных друзей и покровителей композитора. При всех

своих немалых заработках Рихард был абсолютным невеждой в их сохранении, а потому даже попал однажды в долговую тюрьму (к счастью, лишь на одну ночь). По сути, налоговая полиция преследовала его на протяжении многих лет, что могло, кстати, служить дополнительным источником его вдохновения... Богемные вкусы и привычки Известно, что все творческие личности в некоторой степени эстеты. А все эстеты (как тонко подметил Я. Гашек устами

простодушного Швейка) - не чужды явного или скрытого гомосексуализма. Это явно прослеживается в манерах и привычках Вагнера. Его изысканная натура требовала чувственного и утонченного окружения. В его доме запрещались все посторонние шумы и запахи, наряду с предметами, обладающими острыми углами (это относилось и к книгам). Ничто не должно было напоминать гению о грубых реалиях жизни в минуты, когда в нем просыпалось