Революция 1917 года глазами современников — страница 5

  • Просмотров 8529
  • Скачиваний 216
  • Размер файла 131
    Кб

обошлось ему. Нужно было пожертвовать или союзниками, или властью. Ситуацию, сложившуюся вокруг вопроса о войне, выразил К.Каутский: ”...чем медленнее приближался мир, тем быстрее ветшало коалиционное министерство, тем более росло число сторонников большевизма, покуда, наконец, большевизм стал у власти” (2). Однако, несмотря на численный перевес большевиков, не все их руководители были единодушны с Лениным относительно сроков

восстания. Контрреволюционеры отмечают, что восстание было авантюрой немногих. Называются две фамилии - Ленин и Троцкий: “...вожди большевиков усиленно гнали дело к развязке. ...В тактике большевистской партии побеждали уже в это время, быть может, и не сознаваемые отчетливо ее большинством тенденции к ускорению восстания” (3). Из цитаты видно, что, по мнению Ф.Н.Дана, лишь два человека “волокли” за собой партийный актив, который

этому, впро-чем, и не сопротивлялся, за исключением Каменева и Зиновьева. В ночь на 25 октября Ф.Дан (вместе с Гоцем) говорил Ке-ренскому:”...среди самих большевиков идут на этот счет (немедленного восстания - К.Д.) сильные колебания... Масса большевиков не хочет и боится восстания...” (4). П.Н.Милюков также писал, что Ленин начал “настаивать на наступлении”, ”опираясь на Троцкого и вразрез с ближайшими товарищами” (5). Каким же образом

Ленину и Троцкому удалось осуществить задуманное, и что этому способствовало? Ответом на этот вопрос служат размышления П.Н.Милюкова: ”Все они (революции - К.Д.) начинались сравнительно скромно и сдержанно - и все развивали крайние тенденции, по мере того, как власть ускользала из рук умеренных групп, захвативших ее первоначально, и попадала в руки импровизированных вождей неорганизованных масс. Чем эти вожди могли привлечь к

себе внимание масс? Очевидно, прежде всего резкой критикой поведения своих предшественников. Массы, естественно, недоверчивы и подозрительны. Раз революция началась, у них появляется инстинктивная боязнь, как бы она не кончилась слишком рано и слишком близко к своему исходному пункту. Масса не хочет вождей и политических партий, которые становятся ей известны в готовом виде, но желают говорить от ее имени. Она не верит во все то,

что имеет прошлое. Она хочет выбирать и санкционировать своих вождей сама - и останавливается на последних пришедших. Все предыдущие, хотя бы они были деятелями той же революции, очень скоро дискредитируются как “контрреволюционеры”, желающие остановить революцию раньше ее естественного конца и, следовательно, лишить массы каких-то возможных, но неизведанных достижений” (6). Как видно, Милюков считает, что за ультралевыми