Реставрация Бурбонов. Социально – экономическое и политическое развитие Франции до конца 70-х годов 19гго века — страница 6

  • Просмотров 5210
  • Скачиваний 253
  • Размер файла 26
    Кб

правительство, обладая огромным перевесом сил, побеждает. Тем не менее, восставшие не помышляли о сдаче. Последним бастионом оставалось славное Сент-Антуансокое предместье. Здесь восставшие вывесили плакат, определяющий цели борьбы, как их тогда понимали: « Мы хотим социальной и демократической республики. Мы хотим самодержавия народа». Здесь гордо отвергли предложение о 2примерении». Повстанцы соглашались сложить оружие,

если будет распущено Учредительное собрание, войска выведены из города, и при том непременном условии, что «народ сам выработает себе конституцию». Утром 26 июня сражение прекратилось, но повсюду расстреливали захваченных в плен повстанцев - в казармах, каменоломнях и многих других местах. Отличалась в зверствах буржуазная Национальная гвардия, проводившая расстрел сотни человек. Трупы сбрасывали в Сену, и та уносила их в море.

В февральских боях парижский пролетариат потерял 5 тысяч убитыми и ранеными. В июне убитых было, по оценке английских газет, не менее 50 тысяч. Более 3 тысяч повстанцев было хладнокровно перебито после восстания. Не менее 15 тысяч человек было сослано без суда. Правительство до конца выполнило свой замысел, начатый с роспуском Национальных мастерских. На стороне буржуазной республики стояли финансовая аристократия, промышленная

буржуазия, средние слои, мелкая буржуазия, армия, организованный в мобильную гвардию ломпен-пролетариат, интеллигенция и наконец, крестьянство. Террор продолжал свирепствовать, когда учредительное собрание возобновило обсуждение новой конституции. 1. Конституция 1848 года объявляла Францию республикой, девизом которой служили будто бы «семья, труд, собственность и общественный порядок». Это, разумеется, буржуазная республика,

да еще такая, которая отразила на себе все только что пережитые страхи перед победой «анархизма, социализма и коммунизма». Из текста конституции вытекало, что под «правом на труд» понимается не более чем «равенство в отношениях между рабочим и хозяином» и организация «общественных работ, предназначенных доставлять занятия безработным». Впрочем, уже по ходу прений было ясно, что ни Собрание, ни те, кто последует за ним, не

намерены держаться «права на труд» ни в каком виде. Даже те, кто его защищал, согласились главным образом на «обещания, которые были сделаны в феврале», или вызывали к состраданию, как это прозвучало в речи главы временного правительства Ламартина. И действительно, все, что было написано в конституции о «труде», осталось пустой фразой. 2. Конституция оставила неприкосновенными всю старую организацию управления, муниципалитетом,