Реставрация Бурбонов. Социально – экономическое и политическое развитие Франции до конца 70-х годов 19гго века — страница 2

  • Просмотров 5204
  • Скачиваний 253
  • Размер файла 26
    Кб

допускаются к гражданским и военным должностям» Б) что верховная власть короля ограничивалась законодательными полномочиями палат и несменяемостью судей. Создавалось две палаты: верхняя, назначенная королем, и нижняя, избираемая узкой коллегией, состоящей из лиц, уплачивающих не менее 300 франков прямых налогов, от депутата палаты требовалось, чтобы он уплачивал, по меньшей мере, 1000 франков налога. При этой системе голосовало

более 90 тысяч человек (из 30 миллионов право быть избранными имело 15 тысяч). Такова была эта конституция, призванная, по ее собственным словам, оправдать ожидания просвещенной Европы. Лишив нацию всякого легального политического действия, отдав власть в руки маленькой кучки ее поработителей. Хартия заявляла о «заветном желании» чтобы «все французы жили братьями». Не удивительно, что, когда Наполеон, решившись на свой последний

«полет орла», высадился во Франции с горсткой ветеранов (1815год), антинародная монархия была сброшена в грязь, из которой ее перед тем подобрали. Восстановленный на престоле после битвы при Ватерлоо Людовик 17 царствовал до 1824 года. Его место занял Карл 10 (Артуа) – признанный глава французской реакции. Первым делом было восстановление смертной казни за «оскорбление» католической религии. В 1830 году Карл 10 издал 6 указов

(ордонансов). Разгонялась только что избранная палата (показавшаяся «либеральной») еще более сужалось избирательное право, сокращалась законодательная компетенция нижней палаты, ликвидировалась свобода печати и собраний. Ответом на эту политику было июльское восстание 1830 года. После кровопролитных уличных боев Карл 10 был свергнут и, бежал. Руководившая революцией крупная, главным образом финансовая, буржуазия возвела на

трон Луи Филиппа Орлеанского, находившегося в родстве с «легитимной» династией. Новое царствование было обстановлено новой конституцией. Перемен было, впрочем мало. Избирательный ценз был понижен незначительно – до 200 франков, для депутатов до 500. Поэтому и общее число голосующих выросло незначительно, составив всего 240 тысяч человек (вместо 6 миллионов, как было бы при всеобщем мужском избирательном праве). Главное было не в

конституции, а в той ориентации, которой придерживалась Июльская монархия. Слова, произнесенные при коронации Луи Филиппа «отныне править будем мы – банкиры» оправдались. Наступал период, когда руководящая роль в государстве оказалась в руках небольшой группы финансовых магнатов. При Луи Филиппе господствовали не французская буржуазия в целом, а лишь одна ее фракция Банкиры, биржевые и железнодорожные короли владельцы копей