Ремесла Ставрополя-на-Волге — страница 4

  • Просмотров 3855
  • Скачиваний 364
  • Размер файла 30
    Кб

для смолы. Для смолокурения лес покупался исключительно сосновый — дровами или корнями, но лучшим смоля­ным материалом считались сосновые корни, обыкновен­но покупаемые крестьянами по 3 руб. за куб. сажень (сажень составляет 2,13 м). Добыть из земли кубичес­кую сажень сосновых пеньков и переколоть их требова­ло гигантских затрат труда. 12 крестьян за целый день работы могли заготовить одну сажень или один чело­век — за 12 дней. А

из орудий труда были лопата, то­пор и деревянные клинья. При закупке сосновых дров подготовительный пе­риод, конечно, сокращался вдвое, но зато из такого же количества выкуривалось вдвое меньше смолы, а уголь получался гораздо мягче корневого, значит, и дешевле. В кубанку клали от пяти до десяти возов расколо­тых корней, в зависимости от размеров ямы, из кото­рой через три дня выкуривалось 15—18 пудов смолы и до 15 кулей угля (по два

пуда в каждом). С каждой ку­банки чистой прибыли получалось 10 руб. 50 коп., а если вычесть стоимость собственного труда, доставку товара на базар, то заработок на этом промысле состав­лял 33 коп. в день. В последней трети прошлого века выгонка смолы у ставропольских крестьян сильно сократилась из-за то­го, что колеса стали смазывать нефтью, но сбыт угля не ограничивался местными рынками. Углежоги Ставро­польского уезда успешно

продавали его в Спасском За­тоне (Казанская губерния), в Криушах (Симбирская губерния), Самаре, где корневые угли продавались по 70 коп. за куль, а дровяные — по 50 коп. Лес давал жизнь и промыслу, которым занимались смолянщики. Некоторые старики еще помнят «смолян­ки» — этакие дощечки для точки кос. В сенокосную пору и во время жатвы была слышна песнь косы. Ко­сой-горбушей, а позднее косой-стойкой жали ячмень, пшеницу, овес, косили

гречу, горох. Поскольку лезвие косы или, как говорили, жало, быстро затуплялось, его постоянно подтачивали деревянной лопаточкой, обма­занной варом и обсыпанной песком или наждачной пы­лью. Отсюда и название — «смолянка». Мастеров-смолянщиков в Ставропольском уезде бы­ло 36 человек, в основном среди чувашского и татарско­го населения сел Собакаево, Кильметьево и Кубан-озеро. Смолянки продавались в Ставрополе на базаре по 0,5

коп. или три-четыре копейки за десяток. При хоро­шем урожае хлебов или трав спрос на смолянки был большой, поэтому такие мастера за весну зарабатывали по 10-12 руб. Но к концу XIX века этот промысел из-за конкурен­ции точильных брусков стал сокращаться, осталось в памяти только слово «смолянка». В осеннее время часть крестьян занималась в лесу выделкой пчелиных колод. Для этого брали разрешение лесничего на поиск полусгнивших палых