Рембрант Харменс ван Рейн — страница 10

  • Просмотров 359
  • Скачиваний 6
  • Размер файла 44
    Кб

противоречий, все более возрастает его неудовлетворенность окружающей действительностью, его тревога за судьбу человека и к началу 40-х годов назревает конфликт художника с бюргерским обществом. Наиболее отчетливым проявлением этого конфликта оказалось откровенное недовольство заказчиков групповым портретом, известным под названием «Ночной дозор». Картина «Ночной дозор» была создана Рембрандтом в 1642 году по заказу

гильдии амстердамских стрелков. Как и в «Уроке анатомии», художник отходит от традиционной схемы группового портрета. Он создает не просто серию портретов в пределах одной картины, а представляет всех изображенных участниками единого жизненного события. Картина, значительно потемневшая со времен Рембрандта, получила название «Ночной дозор» лишь впоследствии. На самом деле событие происходит днем. Изображено выступление

команды стрелков под руководством капитана Франца Баннинг-Кока и лейтенанта Виллема ван Руэтенберга. Рембрандт Стремится создать историческую картину на современную тему, пытается опоэтизировать стрелков, представить их выразителями героического духа нидерландской революции. Как будто по сигналу боевой тревоги, высыпают стрелки из здания гильдии. Возглавляя шествие, движутся решительными шагами капитан и лейтенант,

разворачивает большое знамя знаменосец Ян Корнелиссен; выбивает дробь барабанщик; в напряженном ритме перекрещиваются длинные линии копий, возносящихся над толпой; заряжают ружья стрелки. Как всегда, картина сбора военного отряда привлекает ребятишек. Мальчик в шлеме и девочка с птицей у пояса протискиваются в толпе, стремясь оказаться в самом центре события. Стрелка, заряжающего ружье, обгоняет еще один мальчуган, с

любопытством заглядывая в лица командиров. Художник стремится подчеркнуть и усилить ощущение взволнованности остротой тонального решения картины. Из зеленовато-коричневого марева вырываются красные, лимонно-желтые, яркозеленые тона костюмов, освещенные пятна лиц. Однако, когда мы переходим от восприятия картины в центом к ее частностям, постепенно рассеивается то ощущение героической приподнятости, которое захватывает

нас вначале. Лица бюргеров обескураживают своей прозаичностью; позы и жесты людей нарочиты; общее оживление искусственно. Ни про одного из персонажей нельзя сказать, что он испытывает героический душевный подъем. Нет даже двух-трех героев, которые ясно и определенно выражали бы приподнятое настроение толпы и служили бы психологическим центром изображения. Казалось бы, на эту роль могут претендовать капитан и лейтенант,