Реформы Петра I 15 — страница 8

  • Просмотров 744
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 42
    Кб

профоса: "Должен смотреть, чтоб в Адмиралтействе никто кроме определенных мест не испражнялся. А ежели мимо указанных мест будет испражняться, того бить кошками и велеть вычестить". (1) Регламенты, как замысливал их Петр, отнюдь не были просто инструкциями. Тут важно заметить, что для Петра - реформатора государства - было характерно стремление перенести военные принципы на сферу гражданской жизни, государственного

управления. Это проявлялось как в прямом распространении военного законодательства на гражданское управление, так и в придании законам, определяющим работу учреждений, значения и силы воинских уставов. Примечателен поясняющий это наблюдение указ Петра от10 апреля 1716 года, присланный в Сенат: "Господа Сенат! Посылаю вам книгу Воинский устаф (которой зачат в Петербурхе и ныне совершен) , которой велите напечатать число

немалое, а именно чтоб не меньше тысячи книг, из которых ста три или более на словенском и немецком языке (для иноземццоф в нашей службе) . И понеже оной хотя основанием воинских людей, аднакож касаетца и до всех правителей земских (как из оного сами усмотрите) , того для, когда напечатают, то разошлите по препорции во все корпусы войск наших, также и по губерниям и канцеляриям, дабы неведением нихто не отговаривался. А оригинал

оставьте у себя в Сенате. Петр". (1) Комментарий тут не нужен - гражданские служители ("земские правители") получили в качестве нового свода законов воинский устав, который тотчас вступил в действие. Конечно, не все положения военных уставов были приложимы к гражданской сфере. Тогда прибегали к выборке из военных законов. В журнале Сената от 28 января 1723 года записано: "При том предлагал канцлер граф Головкин, что справитца

в Сенате надлежит ли с приличным указом выписать к гражданским делам что принадлежит из военного артикула". Генеральный регламент и многочисленные дополнения к нему установили четкий режим работы коллегий как бюрократических учреждений. Он заключался в соблюдении единства времени и места бюрократического действия: в определенное время недели, дня и только в здании коллегии. Реально это значило, что в назначенный для

присутствия день и час члены коллегии собирались в аудиенцкамеру для заседания. Председательствующий президент - открывал заседание, секретарь оглашал список рассматриваемых дел, которые одно за другим зачитывались. Далее наступало самое важное таинство коллегиальной формы управления. По заслушанному делу вырабатывался проект решения, каждый из присутствующих, начиная с самого младшего по должности, высказывал свое