Речевые характеристики героев поэмы «Мертвые души» Н. В. Гоголя — страница 4

  • Просмотров 13069
  • Скачиваний 674
  • Размер файла 49
    Кб

предупредителен по отношению к приглашённому им и «осчастливившему» его своим приездом Чичикову. Доказательством его любезности и предупредительности к Чичикову служит и его речь. Прежде всего слащавая любезность к гостю выраже­на в следующих словах: «Вот вы, наконец, и удосто­или нас своим посещением»4. Далее учтивость Мани­лова подчёркивают слова: «извольте», «позвольте», «из­вольте проходить вы», «вы изволили

выразиться»; «позвольте мне вам представить жену мою»; «позволь­те вам этого не позволить» и др.. Ту же чёрту выражает любезное, дважды сказан­ное приглашение к 'обеду: «прошу покорнейше», «по­корнейше прошу» и извинение за свой простой обед: «вы извините, если у нас нет такого обеда, какой на паркетах»5, и т. д.. Излишняя любезность и чувствительность Мани­лова, переходящие в приторную сентиментальность, находят своё излияние в

ряде знаменитых его выска­зываний: «доставили наслаждение... майский день... именины сердца»; «чувствуешь... духовное на­слаждение»; «хотел 'бы доказать... сердечное влечение, магнетизм души»6. Анализируя речь Манилова, В. В. Виноградов справедливо замечает: «Для Манилова речь - это чистая поэзия, ис­кусство для искусства. Поэтому он, не смея понять слов Чичикова в прямом смысле, «ничуть не затруд­нился»7. Он спрашивает Чичикова:

«Может быть, здесь... в этом, вами сейчас выраженном изъяснении... скрыто другое... Может быть, вы изволили выразить­ся так для красоты слога?»8. На этом фоне становится естественным то восхи­щение, которым проникся Манилов, слушая Чичикова. Когда Чичиков блеснул высшими формами официаль­но-риторического стиля: «Обязанность для меня — де­ло священное, закон. Я немею перед законом», — ав­тор не упускает случая подчеркнуть

восхищение Ма­нилова: «Последние слова понравились Манилову, но "в толк самого дела он всё-таки никак не вник...».9 Сравнить также: «Манилов, обворожённый фразою, от удовольствия только потряхивал одобрительно го­ловою, погрузясь в такое положение, в каком нахо­дится любитель музыки, когда певица перещеголяла самую скрипку и пискнула такую тонкую ноту, какая не в мочь и птичьему горлу». Желание быть приятным часто выражается в

ряде преувеличенных комплиментов в адрес гостя: «Слу­чай мне доставил счастие, можно сказать, редкое, об­разцовое, говорить с вами и наслаждаться приятным вашим разговором»; или: «Я бы с радостью отдал по­ловину всего моего состояния, чтобы иметь часть тех достоинств, которые имеете вы»10. То же любезно-сентиментальное отношение Манилов проявляет и к знатным сановникам. Отсюда по­нятны и характеристики, данные им: