Развитие зоогеографии — страница 7

  • Просмотров 2480
  • Скачиваний 14
  • Размер файла 38
    Кб

зоогеографии Цим­мерман считал объяснение современного и прошлого распростра­нения животных, определение центров расселения. В отличие от Линнея он полагал, что каждый вид имеет свой центр творения. По сути, Циммермана мы вправе считать основателем зоогеографии как науки. Огромный вклад в развитие зоогеографии внес российский академик П. С. Паллас (1741—1811). Он вместе со своими учени­ками совершил ряд путешествий и собрал

огромный фактический материал по фауне и флоре востока европейской части России, а также Сибири и других территорий. Большое внимание Пал­лас уделял особенностям обитания и распределения животных. Он является одним из первых биогеографов, применявших эко­логические методы исследования. На этот же период приходятся и первые попытки установления естественных фаунистических областей, предпринятые И. Миндингом (1829), А.

Вагнером (1844) и др. Миндинг установил относительный характер линейных границ фаунистических областей и ввел термины «автохтоны» и «мигранты», дал их опре­деление. Вагнер довольно удачно выделил основные фаунистические области. Известное зоогеографическое деление суши П. Склэтера во многом базируется на его картах. Итогом зоогеографических исследований данного периода явился труд Л. Шмарды (1853) «Географическое

распростране­ние животных». Это была сводка всех известных тогда фактов распределения фауны. Шмарда заложил фундамент экологиче­ского направления в зоогеографии, поскольку полагал, что рас­пределение животных обусловливают факторы среды — свет, температура, пища и т. п. По теоретическим взглядам он был катастрофистом и не признавал идеи эволюции даже тогда, когда вышли основные работы Дарвина. К началу третьего периода

(середина XIX в.) ученые стали от­казываться от теории катастроф. Во многих работах уже появля­ются более или менее откровенные мысли о постепенной эволю­ции облика Земли. В 1832г. увидела свет книга английского геолога Ч. Лайеля (1797—1875) «Основы геологии». Она нанесла серьезный удар по теории катастроф и вместе с тем подготовила почву Дарвину для разработки научной теории эволюции. Лайель доказал, что для изменения

поверхности земного шара вовсе не требуется гигантских катастроф или иного вмешательства выс­шей силы. Аргументом были следующие рассуждения. Если мы повсеместно можем наблюдать такие явления, как образование оврагов, размыв береговой линии, разрушение каменных пород под действием солнца, воды, ветра и т. п., то, принимая во внима­ние возраст нашей планеты, мы должны допустить, что эти по­степенные, незаметные процессы за