Разумный эгоизм — страница 4

  • Просмотров 490
  • Скачиваний 6
  • Размер файла 33
    Кб

воспитан, человек понимает необходимость согласовывать свой личный интерес с интересами других. Делает он это не из любви к другим, а из любви к себе. В этом суть теории разумного эгоизма, получившей широкое распространение в XVIII в.1 Пафос Нового времени заключался в том, что человек должен довериться своей природе. Это доверие в скором времени обернулось Великой французской революцией, стоившей жизни более чем одному миллиону

доверчивых французов.           И в антропологической концепции Г.В.Ф. Гегеля, несмотря на его веру во всемогущество рациональности, истинным движущим мотивом поступков людей также являются страсти. Природный, «этнографический» человек никогда не исчезает с ростом культуры, он находится внутри даже самого цивилизованного индивида и на деле управляет всеми его помыслами и стремлениями. При этом страсть Г.

Гегель понимает предельно обнаженно - это страсть к наживе, обогащению, к славе и могуществу, к материальному и духовному господству над миром и людьми (последнее точно соответствует христианскому пониманию «славолюбия»). Цивилизация лишь сглаживает наиболее опасные проявления страстной природы человека, укладывая ее в общественно-приемлемые границы. В целом, соглашаясь в понимании человека с Н. Макиавелли, Г. Гегель

полагает, что самоосвобождение человеческого духа не есть его освобождение от эгоизма, ибо это и невозможно по природе.         Итак, как мы видим, в европейской философии утвердилось мнение о том, что вне эгоизма невозможно достижение всеобщего благоденствия. Именно эта мысль стала краеугольным камнем в построении общества тотальной конкуренции. Однако в этом случае взгляды многих европейских мыслителей

Нового времени, считающих эгоизм двигателем развития человека и общества, вступили в противоречие с христианским мировоззрением и христианской моралью. В культуре продолжало господствовать мнение о том, что эгоизм есть изначальное зло и что любовь к себе исключает любовь к другому. Эта мысль внушалась всеми способами социальной суггестии и лежала в основе воспитания. «Не будь эгоистом» - эта сентенция из поколения в

поколение внушалась детям. Несовместимость двух принципов («блюди свою выгоду» и, одновременно, «эгоизм - это плохо»), проповедуемых в рамках одной культуры, порождала глубинный личностный конфликт.1 Обострение этого противоречия и послужило толчком для дальнейшего раскрытия антропологической проблематики.          Один из способов преодолеть явный и скрытый аморализм европейской философии был предложен С.