Разгром. Фадеев А.А. — страница 4

  • Просмотров 212
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 20
    Кб

момент было “сохранить хотя бы небольшие, но крепкие и дисциплинированные единицы...”. Призвав к себе Бакланова и начхоза, Левинсон предупредил их, чтобы были готовы к выступлению отряда. “В любой момент быть готовым”. Вместе с деловыми письмами из города Левинсон получил записку и от жены. Он перечел ее только ночью, когда все дела были закончены. Тут же написал ответ. Потом поехал проверить посты. В ту же ночь съездил в

соседний отряд, увидел его плачевное состояние и решил сниматься с места. 7. Враги Левинсон отправил Сташинскому письмо, в котором говорилось, что надо постепенно разгружать лазарет. С этого времени люди стали расходиться по деревням, свертывая безрадостные солдатские узелки. Из раненых остались только Фролов, Мечик и Пика. Собственно, Пика ничем не болел, он просто прижился у госпиталя. Мечику тоже уже сняли повязку с головы.

Варя говорила, что скоро он уйдет в отряд Левинсона. Мечик мечтал в отряде Левинсона поставить себя уверенным и дельным бойцом, и, когда вернется в город, никто его не узнает. Так он изменится. 8. Первый ход Появившиеся дезертиры перебаламутили всю округу, посеяли панику, якобы идут большие силы японцев. Но разведка не нашла японцев за десять верст в округе. Морозка отпросился у Левинсона во взвод к ребятам, а вместо себя

рекомендовал ординарцем Ефимку. Левинсон согласился. В тот же вечер Морозка перебрался во взвод и был вполне счастлив. А ночью встали по тревоге — за рекой слышались выстрелы. Это была ложная тревога: стреляли свои по приказу Левинсона. Командир хотел проверить боеготовность отряда. Потом при всем отряде Левинсон объявил о выступлении. 9. Мечик в отряде Начхоз появился в госпитале заготовить продукты на случай, если отряду

придется скрываться тут, в тайге. В этот день Мечик впервые встал на ноги и был очень счастлив. Вскоре он ушел с Пикой в отряд. Их встретили доброжелательно и определили во взвод к Кубраку. Вид лошади, вернее клячи, которую ему выдали, почти оскорбил Мечика. Павел даже пошел в штаб высказать свое недовольство по поводу кобылы, определенной ему. Но в последний момент заробел и ничего не сказал Левинсону. Кобылу же он решил уморить, не

следя за ней. “Зючиха обросла паршами, ходила голодная, непоенная, изредка пользуясь чужой жалостью, а Мечик снискал всеобщую нелюбовь, как “лодырь и задавала”. Сошелся он только с Чижом, никчемным человеком, да с Пикой по старой памяти. Чиж хаял Левинсона, называя его недальновидным и хитрым, “на чужом горбу делающим себе капиталец”. Мечик не верил Чижу, но с удовольствием слушал грамотную речь. Правда, вскоре Чиж стал Мечику