Разгром. Фадеев А.А. — страница 2

  • Просмотров 214
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 20
    Кб

пушистыми косами и серыми глазами. При перевязке Мечику было больно, но он не кричал, чувствуя присутствие Вари. “А кругом стояла сытая таежная тишина”. Три недели назад Мечик радостно шагал по тайге, направляясь с путевкой в сапоге в партизанский отряд. Неожиданно из кустов выскочили люди, они подозрительно отнеслись к Мечику, не разобравшись, по малограмотности, в его документах, вначале избили, а затем приняли в отряд.

“Окружавшие люди нисколько не походили на созданных его пылким воображением. Эти были грязнее, вшивее, жестче и непосредственней...” Они ругались и дрались между собой из-за любого пустяка, издевались над Мечи-ком. Но это были не книжные, а “живые люди”. Лежа в госпитале, Мечик вспоминал все пережитое, ему было жаль хорошего и искреннего чувства, с которым он шел в отряд. С особой благодарностью он принимал заботы о себе. Раненых

было мало. Тяжелых двое: Фролов и Мечик. С Мечиком часто беседовал старик Пика. Изредка приходила “миловидная сестра”. Она обшивала и обстирывала весь госпиталь, но к Мечику относилась особенно “нежно и заботливо”. Про нее Пика сказал: она “блудливая”. “Морозка, муж ее, в отряде, а она блудит”. Мечик поинтересовался, почему сестра такая? Пика ответил: “А шут ее знает, с чего она такая ласковая. Не может никому отказать — и все

тут...” 3. Шестое чувство Морозка почти сердито думал о Мечике, зачем такие идут к партизанам “на все готовое”. Хотя это была неправда, впереди был тяжелый “крестный путь”. Проезжая мимо баштана, Морозка слез с коня и стал торопливо набирать в мешок дыни, пока его не застал хозяин. Хома Егорович Ря-бец погрозился найти на Морозку управу. Хозяин не верил, что человек, которого он кормил и одевал как сына, обкрадывает его баштаны.

Левинсон беседовал с вернувшимся разведчиком, докладывающим, что отряд Шалдыбы сильно потрепали японцы, и сейчас партизаны отсиживаются в корейском зимовье. Левинсон чувствовал, что творится неладное, но разведчик ничего путевого сказать не мог. В это время пришел Бакланов, заместитель Левинсона. Он привел возмущенного Рябца, пространно рассказывающего о поступке Морозки. Вызванный Морозка ничего не отрицал. Он только

возразил Левинсону, приказавшему сдать оружие. Морозка посчитал это слишком строгим наказанием за воровство дынь. Левинсон созвал сельский сход — пусть все знают... Потом Левинсон попросил Рябца собрать по деревне хлеб и скрытно насушить пудов десять сухарей, не объясняя для кого. Бакланову он приказал: с завтрашнего дня лошадям увеличить порцию овса. 4. Один Приезд Морозки в госпиталь нарушил душевное состояние Мечика. Он все