Ранний Донателло — страница 3

  • Просмотров 2241
  • Скачиваний 203
  • Размер файла 19
    Кб

активно прибегал к помощи своих многочисленных учеников. Многофигурные бронзовые рельефы со сценами чудес св. Антония построены с учетом законов перспективы; в невысоком рельефе мастеру удалось создать иллюзию глубины пространства. В произведениях, созданных мастером после возвращения во Флоренцию (ок. 1454), он оставлял поверхность материала шероховатой и как будто не до конца обработанной. Можно вспомнить о подобных приемах

в позднем творчестве Тициана и Рембрандта. Действительно, статуи Св. Магдалины из Флорентийского баптистерия и Иоанна Крестителя из Сиенского собора представляют собой произведения искусства, выходящие за границы привычной нормы и достигающие высочайшего уровня драматизма. В бронзовой скульптурной группе Юдифь и Олоферн (1456–1457, первоначально входила в состав композиции фонтана в саду палаццо Медичи, ныне на площади

Синьории) невозмутимость Юдифи, образ которой напоминает по стилю позднеготические статуи Мадонны, и расслабленность ее жертвы глубоко поражают зрителя, несмотря на то, что изображенное здесь действие не кажется убедительным. Прекрасные образцы позднего стиля Донателло – бронзовые рельефы двух кафедр для церкви Сан Лоренцо (1460-е годы), законченные после смерти мастера его учениками. Неистовые бурные сцены Страстей Христовых

принадлежат к числу самых глубоких и драматичных образов во всем христианском искусстве. Все созданные произведения мастером до 1432 года можно отнести к раннему периоду творчества Донателло. Первым достоверным его произведением является мраморная статуя “Давида”, созданная в 1408-1409 гг. для украшения интерьера собора. Давид показан юным воином, торжествующим свою победу над гигантом Голиафом. Современники Донателло связывали

его Давида со своими победами над более сильными врагами. Образ получил патриотическое звучание. Статуя, несомненно, показывает стремление ее создателя к новому содержанию, но форма еще сохраняет архаические черты. Поза кажется неустойчивой, порождает впечатление некоторой неестественности. Не совсем убедительна и передача драпировок. Однако самый замысел статуи очень привлекателен. Донателло удается передать в ней

ощущение легкости. Широко расставленные ноги, жестикуляция рук, одна из которых указывает на голову Голиафа, усиливают впечатление ажурности. Статуя полна жизни и изящества. Давид обращен к зрителю, он как бы позирует. Донателло пытается решить сложные проблемы, но ему не хватает знания, опыта и умения. В последующих работах мастер, ощущая свою неуверенность, ограничивает себя более простыми задачами, в первую очередь изучением