Рабство по Хаммурапи — страница 5

  • Просмотров 961
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 33
    Кб

предпочитали использовать рабочую силу рабов, а также масштабы ее использования. Все это предоставлялось решать самому господину, эксплуатирующему раба, будь то индивидуальный рабовладелец или коллектив рабовладельцев. Суд в такие дела не вмешивался. Если для свободного наемного труда законом устанавливались определенные нормы и определялась степень вознаграждения (натурального или денежного), то для раба этого не

полагалось. Частный рабовладелец или надзиратель, контролирующий труд дворцовых и храмовых рабов, сам решал, где, в какое время и сколько времени будут работать подневольные люди и сколько средств будет затрачено на их содержание. Поэтому законы Хаммурапи совершенно не интересуются различными видами использования рабов. Был ли раб пахарем или пастухом, камнерезом или кожевником, находился ли он в личном услужении господина

или получал разрешение завести свой дом и хозяйство, юридический, статут его оставался одним и тем же. Государство заботилось о том, чтобы он подчинялся своему хозяину и не смел покинуть его, и, кроме того, судебные органы разбирают столкновения рабов со свободными людьми, не являющимися их хозяевами. Производственная деятельность рабов является для законодателя безразличной. Лишь в двух случаях мы имеем довольно беглые

сообщения о производственной деятельности рабов. В ст. 116 говорится о рабе, который отрабатывает долг своего господина в доме заимодавца. Если такой заложник умирал от побоев или дурного обращения, то заимодавец должен был отвесить 1/3 мины серебра (по-видимому, это равнялось средней стоимости раба), а также утрачивал право на возмещение долга. Показательно, что здесь законодатель разбирает конфликт между двумя свободными:

собственником и временным владельцем раба. Сам раб не выступает как личность. Речь идет не о наказании за убийство, а о возмещении собственнику утраченного имущества. В другом случае речь идет о совместном труде раба и его жены и детей (ст. 176), которые являлись свободными. Все они ведут общее хозяйство, и в случае смерти такого раба семейное имущество делится пополам. Половина достается хозяину раба, а другая - жене и детям раба, не

принадлежащим его господину. Таким образом, здесь законодатель разбирал дело о совместном труде раба и свободных лиц, связанных с ним семейными узами. Право господина на продукцию труда самого раба не подлежало сомнению. Речь шла лишь о вычислении доли свободных лиц, и закон защищал их имущественные права, закреплял за ними продукцию их труда. Не всякий рабовладелец имел желание самостоятельно организовывать те или иные