Рабовладение у восточных славян VIII-Х вв. — страница 2

  • Просмотров 2875
  • Скачиваний 228
  • Размер файла 31
    Кб

соседние русам славянские племена, им еще не подчиненные». Нередко пленения, производимые восточными славянами, преследовали цель захвата в плен женщин и детей, как это бывало и прежде. Так ал-Масуди извещает о том, что во время похода русов на Каспий (909-910 гг.), «они проливали кровь, захватывали женщин и детей, грабили имущество, снаряжали отряды для набегов уничтожали и жгли [дома]». Хазарские мусульмане, охваченные жаждой мести,

говорили потом о русах, что те "совершили нападение на области наших братьев мусульман, пролили их кровь и увели в плен жен и детей". Точно также поступили русы, овладев богатейшим городом Закавказья Бердаа, разорили его и «угнали женщин, юношей и девушек, сколько хотели». Итак, сведения, извлеченные из восточных источников со всей ясностью показывают, что в VIII-Х вв. основную массу рабов у восточных славян по-старому

составляли иноземцы, приведенные удачливыми славянскими воинами из ближних и дальних стран в качестве пленников. Можно с уверенностью сказать, что именно в котле войн вываривалось главным образом восточнославянское рабство. Однако по сравнению с «антской эпохой» в рабовладении указанного периода наметились и некоторые перемены: если раньше обычное право запрещало обращение в рабство соплеменников, то теперь появились

первые и едва заметные ростки рабской неволи на местной почве. В рабов стали обращать за преступления и нарушение нравственных норм. Некоторый свет здесь проливают все те же арабские писатели. По Гардизи, славяне, «если схватят вора, забирают его имущество, а его самого затем отсылают на окраину страны и там наказывают». Примечательно, что это известие идет вслед за сообщением о рабах у славян, в чем улавливается их тематическая

связь. О наказании вора читаем и у Ибн Русте: «Если поймает царь в стране своей вора, то либо приказывает его удушить, либо отдает под надзор одного из правителей на окраинах своих владений». В рассказах Ибн Русте и Гардизи проглядывает нечто похожее на «поток и разграбление», когда человек, совершивший «разбой» или «татьбу», обращался в рабство. По словам одного из исследователей первобытного права, «виновный в разбое

подвергался потоку или разграблению, т. е. лишению всякой правоспособности временно или вечно, лишению мира, при котором все имущество преступника отбиралось, сам он изгонялся, мог даже быть отданным князем в холопство». В записи Ибн Русте есть одна многозначительная деталь: славянский «царь» приказывает удушить преступника. Воровство, следовательно, влекло утрату виновным права на жизнь. Тем вероятнее потеря им права на