Пути поиска смысла жизни Пьером Безуховым и Андреем Болконским в романе Л.Н. Толстого "Война и мир" — страница 5

  • Просмотров 27387
  • Скачиваний 1249
  • Размер файла 7
    Кб

страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди - отец, сестра, жена, - самые дорогие мне люди, - но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю, и не буду знать, за любовь вот этих людей». С моей точки зрения и точки зрения Толстого такие мысли неприемлемы. Людская слава – изменчивое явление. Достаточно вспомнить французскую

революцию – вчерашним кумирам на следующий день отрубают головы, чтобы уступить место новым идолам, которые вскоре также кончат свою жизнь под ножом гильотины. Но в сознании князя Андрея еще есть место внутреннему голосу, предупреждающему его о коварности людской славы и о том страшном пути через смерть и страдания, который он вынужден будет пройти. И вот на Аустерлицком сражении появляется такой шанс. В решающий момент

Болконский берет в руки знамя и с криком “Ура!” ведет за собой солдат – вперед, к подвигу и славе. Но волей судьбы одна шальная пуля не дает князю Андрею завершить свое триумфальное шествие. Он падает на землю и видит небо – так, как его, наверное, никто никогда больше не увидит. «Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего,

ничего нет, кроме него. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..» В этот момент князь Андрей понимает, насколько пустыми, бездушными были его мечты о славе. Он решает обрести счастье в тихой семейной жизни, посвятив себя лишь узкому кругу людей и забот. Вернувшись в Лысые Горы, имение своего отца, князь Андрей застает момент рождения своего сына и смерти жены. Мечты о семейном счастье рассыпались

прахом, начался глубокий душевный кризис. Лишь встреча со старым другом Безуховым, хоть и частично, но вернула князя Андрея к жизни. Слова Пьера «надо жить, надо любить, надо верить» заставляют Болконского снова задуматься над смыслом жизни, снова направить свое сознание на путь исканий. Как писал Толстой, «свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его

новая жизнь». Но пока князь Андрей продолжает жить в деревне, все так же не видя перед собой никаких целей и возможностей. Это подтверждают его мысли при виде старого, сухого дуба, всем своим видом говорившего, в сознании Болконского, что не может быть ни весны, ни любви, ни счастья: «Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, - думал князь Андрей, - пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, - наша жизнь