Путешествие в сердце Африки в поисках смысла жизни — страница 5

  • Просмотров 872
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 98
    Кб

сентябрь в Восточной Африке сухой сезон и не уточняют, где именно, то это не слишком хороший путеводитель. Скажем так: "сухой сезон" - очень общий термин. Когда прилетели в Найроби, а было это 18 июля (в самый разгар сухого сезона), то город нас встретил тяжелыми низкими тучами, беспросветно закрывавшими небо, и туманом, отдаленно напоминавшим лондонский смог. Понятно, за что англичане так любили Кению: меньше мучила тоска по

родине. Было холодно, сыро, зябко, промозгло и противно; на душе скребли дикие африканские кошки. Из сумок и рюкзаков достали теплые вещи: свитера, шарфы, шерстяные шапки. Шапку-ушанку никто не догадался взять, хотя и она здесь пригодилась бы. Нужно было готовиться к холодным африканским ночам, ибо нам предстояло восходить на гору Кения, где климат обещал быть ещё более суровым. Во дворе гостиницы "Бульвар", откуда мы начинали

путешествие, нас ждал "туристский грузовик" явно военного образца, наверняка помнящий ещё рейнджеров Британского Восточноафриканского полка, которых перебрасывали на нём в зоны народных волнений во время борьбы чернокожих кенийцев за независимость. Возможно даже, что грузовик помнил саму Королеву, а может быть, и её мать во время их посещений колоний. Однако, скепсис по отношению к нашему транспортному средству цвета

хаки развеялся, когда довелось увидеть его в деле: там, где новенькие грузовики англичан и французов буксовали и застревали, наш бешенный буйвол проносился как ни в чем не бывало. Хотя глагол "проноситься" по отношению к нашей машине звучало несколько иронически: приличную скорость грузовик развивал только под горку на асфальте. Малейший подъем давался ему с величайшим трудом, хотя не было подъема, который он не преодолел

бы. Водителем бы растаман Френсис, знавший несколько фраз по-французски и любивший готовить французские же гренки. Немного заторможенный по своей растаманской природе, он был на самом деле рубахой-парнем. Его можно было запросто послать среди ночи за пивом и сигаретами, и он отправлялся до ближайшего сельпо прямо на нашем грузовом драндулете. Нашим проводником был Фейсал Малик, кенийский индус, дедушка которого прибыл сюда ещё

в начале прошлого века на строительство Восточноафриканской железной дороги из Момбасы в Уганду. Для 300.000 индусов это была возможность начать новую жизнь; они прибыли в Африку как чернорабочие, а остались в ней в качестве торговцев, управляющих, служащих банков. По сию пору почти весь более или менее приличный бизнес в Кении принадлежит потомкам индийских кули. К самой же железной дороге в Кении отношение трепетное, хоть мы и не