Пушкинские темы и образы в творчестве Ю. Шевчука — страница 7

  • Просмотров 2604
  • Скачиваний 44
  • Размер файла 34
    Кб

вместе с душой поэта. И если у Пушкина ничто не омрачает белой ночи, ничто пока не предвещает грядущих катастроф, то Шевчук не дает нам возможности окончательно плениться белыми ночами; тревожным рефреном звучит в припеве: В эту белую ночь, да в темные времена... Таким образом, описание природы обретает философское и социальное звучание... Обнадеживает лишь то, что и «в эти темные времена» еще наступают белые ночи, возвращающие

душу и желание любить. Обилие глаголов, сопровождающих пробуждение трудового Петербурга, позволяет передать привычную стремительность и слаженность действий различных людей, «приятный» шум никого не раздражает. И нам «приятно» почувствовать мороз, полюбоваться на девушек, чьи лица «ярче роз». Человек и природа живут в гармонии, и жестокость зимы – это всего лишь ее привычная северная суровость. Эпитеты Пушкина призваны

описать красоту зимнего утра. Совсем по-другому пробуждается Петербург Шевчука: Старый город, зевая, поднялся с земли. Он стряхнул с себя мусор, разогнал корабли, Засадил голый Невский зеленой травой Александрийский столб покрылся Как мечтами листвой.(«Любовь») Если Петербург Пушкина «неугомонный», стремительный, и даже «жестокий» мороз не сковал этой его стремительности, то у Шевчука он «зевая, поднялся с земли». Он медленно

пробуждается весной, а пробудившись, обновляется, стряхивая с себя «мусор» прошлых обид, неудач. Вместе с весной приходит надежда, вера в то, что все сбудется. «Любовь! Любовь!» – рефреном звучит припев. Только любовь способна возродить этот город. Если действия героев Пушкина слаженны, но все-таки индивидуальны, конкретны, то у Шевчука один герой – Старый город. Город, в который вернулась мечта, душа, идея, любовь! Контрастность

города, в котором под бледно-зеленым небом ютятся его обитатели – скованные рабы, чувствующие себя в родном городе как на чужбине, во власти скуки и хлада, не столько физической, сколько духовной бесприютности, отчужденности расширяется, углубляется Ю.Шевчуком. Черный Пес Петербург, крыши, диваны, А выше поехавших крыш пустота. Наполняются пеплом в подъездах стаканы, В непролазной тишине здесь живет пустота. («Черный Пес

Петербург») Пустота – душа уже не живет в этом городе, и любовь тоже. Прохожему нет дела до того, кто рядом, он прошел мимо, оставаясь равнодушным ко всему, что происходит вокруг. Может быть, поэтому Черный Пес Петербург, призванный охранять Россию от злых чар, молчит и «всегда в состоянье покоя / Даже в тяжести самых крутых перемен»? Куда ты скачешь гордый конь, И где опустишь ты копыта? – спрашивает Пушкин, думая о будущем России.