Пушкинские темы и образы в творчестве Ю. Шевчука — страница 6

  • Просмотров 2607
  • Скачиваний 44
  • Размер файла 34
    Кб

Петру, стоит его город. «Время сжалось с луною», город и его основатель, Хозяин, молчат, «вспоминая иное / Расположение волн на Неве». Иное расположение волн, иное расположение звезд, когда все еще было грезой, а не «бледным потоком <...> звезд». А пока «ночь стоит у причала», и «уходят в последнюю осень поэты». Пейзаж здесь становится астральным, философским. Думает о своей «последний осени» и Ю. Шевчук: Скоро в путь, я не в силах

судьбу отыграть <…> В этой темной воде отражение начала Вижу я и , как он, не хочу умирать. («Черный Пес Петербург») Кто – Он? Пушкин? Петр? Город? В темной воде – «отражение начала». Начала славы, неколебимости России – того, что видел Петр?! Или начало новых потрясений, «потопов сумасшествий»? Или «гроб всплывшей культуры»? Все равно – «не хочу умирать». Все равно жить в этом городе, который «никого ни к кому не зовет»! Не зовет,

но и не отпускает от себя, пугая и притягивая своей загадочностью, таинственностью. Пушкину так и не удалось убежать «от суеты столицы праздной...». Белые ночи Петербурга манили его своей «задумчивостью», «прозрачным сумраком», «безлунным» блеском, в котором ...ясные спящие громады Пустынных улиц, и светла Адмиралтейская игла. В бездушный камень поэт вселяет жизнь, наделяя его эпитетом «спящий». Тьме нет места в этом светлом

городе: И, не пуская тьму ночную На золотые небеса, Одна заря сменить другую Спешит, дав ночи полчаса. Очарование ночи соткано из светлых эпитетов: «прозрачный», «ясный», «золотой». В такую ночь невозможно уснуть, и Пушкин пишет, читает «без лампады». Ночь дарит ему вдохновение, она «благосклонна» к поэту и его герою – Евгению Онегину. В такую ночь хочется не только писать, но и мечтать, вспоминать все лучшее в жизни, любить. «В эту

белую ночь» «не дает этот город уснуть» и Ю. Шевчуку: Как ты там, за чертой, где ты там, в тишине? Заболел я душой, что вернулась ко мне. («Белая ночь») И не хочется никого видеть, не хочется слышать «медной речи» города. Необходимо побыть наедине с возвратившейся душой. Белая ночь сейчас все: и друзья, и город, и возлюбленная. Эта белая ночь без одежд ждет и просит любви. Эта голая ночь, пропаду я в объятиях ее, не зови. («Белая ночь») В

стихотворении Шевчука нет той возвышенности, легкости, что у Пушкина. Его больше занимает не описание ночи, а то состояние, которое дает эта ночь. И если Пушкин использует ряд эпитетов, помогающих почувствовать прелесть белых ночей, то Шевчук предпочитает метафору. Белая ночь предстает искусительницей, соблазнительницей, не позволяющей ...забыть те мечты, чью помаду не стер на щеке. («Белая ночь») Она вернулась в эту белую ночь