Пушкинские темы и образы в творчестве Ю. Шевчука — страница 5

  • Просмотров 2612
  • Скачиваний 44
  • Размер файла 34
    Кб

конце нашего столетия. Целая «роща» гробов – и без наводнения. Величие города и – ничтожность, сиротство тех, кто его строил, кто жил в нем. «Прохожий» нового века «жалко скребется в затылке», он «бедный потомок докуренных грез». Петербург – город грез, где все красиво, но эфемерно, где за красотой и величием – кладбище, небо, хлебнувшее политуры, «антенны волос». В этом городе одиноко. В трагическую минуту нет у Евгения ни друзей,

ни родных, ни памяти о них. Одиноко и героям поэзии Шевчука: «В эту белую ночь твои люди, шаги, как враги»; «Небо, улицы, люди – все в серой золе. / Одиночество стынет на пыльном столе»; «Тянулись серые дни, и никого рядом с ним»; «Эта ночь никого ни к кому не зовет». Одиночество, безысходность, бесприютность сводят с ума: И вдруг, ударя в лоб, Захохотал. Но сумасшествием был не хохот, сумасшествием был вызов, брошенный великому

человеку-памятнику, символу и душе Петербурга, его духу. У Шевчука мы видим уже «потоп сумасшествий», выразившийся в «траурном митинге по усопшей стране». Пушкин рисует гроб всплывшей культуры, Медный Петр добывает стране купорос! («Суббота») Поздно, господа, поздно! Мы пропустили свой час. Останется ли после нас хотя бы «гроб всплывшей культуры»? Ведь наше «время стошнило прокисшей золой» – все выгорело, время прокисло,

протлело, осталась одна зола. Мы не ударяем себя в лоб, мы лишь чешем затылки. Своеобразный поединок Евгения с Медным всадником – кульминация поэмы Пушкина. Не случайно сцена у памятника была вычеркнута Николаем как неприемлемая. И, обращен к нему спиною В неколебимой вышине, Над возмущенною Невою Стоит с простертою рукою Кумир на бронзовом коне. Петр назван здесь кумиром. Разъяренная стихия, беды людские не касаются его. Он в

неколебимой вышине. Он обращен к Евгению спиной. Символика здесь прозрачна. «Медный Петр» Шевчука «до сих пор» не «в увольнении», но «пошел в разнос, говорят, ведь конь стоял много лет». Конь и сейчас стоит как символ России, которую Петр «поднял на дыбы» (а новые «великие» деятели поставили на колени). Медный Петр стоит, а Россия «пошла в разнос». Все дома вверх ногами, все сходят с ума... («Любовь») Медный всадник «прожил много лет,

<...> много зим», – и все в недосягаемой высоте: Тянулись серые дни, и никого рядом с ним. («Любовь») Эта строчка несет в стихотворении Шевчука двойную смысловую нагрузку. Сначала она фиксирует одиночество, сиротство «маленького» человека, не знающего любви, потерявшегося в большом городе. Затем – сиротство великого человека – памятника. Он тоже одинок, «никого рядом с ним». Никого... Слишком недосягаемая высота. Стоит памятник