Пушкин а. с. - Земли родной минувшая судьба

  • Просмотров 91
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 15
    Кб

Пушкин а. с. - Земли родной минувшая судьба     Тема исторического прошлого родины всегда волновала Пушкина как поэта и как прозаика. Им были созданы такие произведения, как “Песнь о вещем Олеге”, “Бородинская годовщина”, “Полтава”, “Медный всадник”, “Борис Годунов”, “История Пугачева” и, конечно же, “Капитанская дочка”. Все эти произведения описывают разные исторические события, разные исторические эпохи:

начиная с полулегендарных событий, изложенных в древнерусском памятнике “Повесть временных лет”, и заканчивая совсем еще свежими в памяти поэта и его современников событиями Отечественной войны 1812 года.    Одно из первых таких произведений - “Песнь о вещем Олеге”, написанная в 1822 году. В “Песни” дается поэтическая версия автора о кончине великого русского князя, прославившегося своими удачными военными походами

и победами над сильными врагами, в частности над Византией: “Твой щит на вратах Цареграда”.    Тема торжества русского оружия, героизма русского народа, победителя и освободителя, ярко и сильно звучит и в произведениях, посвященных Отечественной войне 1812 года. Как прекрасны строки седьмой главы “Евгения Онегина”, воспевающие подвиг Москвы:    Напрасно ждал Наполеон,     Последним счастьем

упоенный,    Москвы коленопреклоненной    С ключами старого Кремля:    Нет, не пошла Москва моя    К нему с повинной головою.    В строках стихотворения “Воспоминания в Царском Селе” (1829) перед нами встают прославившиеся в боях “Перун кагульских берегов” Румянцев, “вождь полунощного флага” Орлов. Этой же таме посвящено стихотворение “Бородинская годовщина”, написанное в 1831

году по поводу взятия Варшавы.    Одно из центральных мест в творчестве Пушкина занимает образ Петра I. Пушкин видел в образе Петра I образцового правителя государства. Он пишет в поэме “Полтава”:    Была та смутная пора,    Когда Россия молодая,    В бореньях силы напрягая,    Мужала с гением Петра.    Похожие мысли встречаются и в “Медном всаднике”, где Пушкин говорит о