Пушкин а. с. - Пушкин и его поэзия

  • Просмотров 102
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 16
    Кб

Пушкин а. с. - Пушкин и его поэзия  Пушкин есть явление чрезвычайное...    Это русский человек в его развитии, каким он, может быть, явится через двести лег.    Н. В. Гоголь    Пушкин победил время и пространство. Пушкинская эпоха уходит все дальше от нас, а Пушкин как будто все ближе. Ос новоположник и родоначальник русской литературы, он и ныне самый популярный, любимый и читаемый поэт нашей страны.

Все новые и новые поколения перечитывают его произведения находя своих “Капитанскую дочку”, “Евгения Онегина”, “Медного всадника”, “Пиковую даму”.    Неослабевающий интерес вызывает и жизнь, прожитая поэтом,- пушкинская биография.    Образ Пушкина-поэта, воедино слитый в нашем сознании с образом Пушкина-человека, остается для каждого из нас светлым идеалом, яркой звездой добра и истины, к* которой

стремятся разум и душа человека. Он приходит к нам лукавым и добрым сказочником, проникает в детское сердце незатейливым стихом и напевом и остается на всю жизнь. Пушкин - наша первая, еще детская, поэтическая любовь.    И дальше Пушкин продолжает жить с нами как певец жизнерадостного, жизнеутверждающего взгляда на мир, певец солнца, разума, певец свободы, как великий патриот и вестник светлого будущего, как честный

борец против мракобесия, ханжества, против всего, что давит, унижает человеческую личность.    Гордая, величавая поэзия Пушкина не била поклоны ни царю земному, ни царю небесному. Она прославляла Прекрасное, Доброе, Вечное.    Пушкин был певцом свободы, обличителем тирании, деспотизма. В свой “жестокий век” он имел мужество написать слова, которые и революционеры 60-х годов использовали как призыв к боевым

действиям:    Тираны мира! трепещите!    А вы, мужайтесь и внемлите.    Восстаньте, падшие рабы!    Ода “Вольность” стала своеобразным манифестом декабристских идей, верность которым Пушкин пронес через всю свою творческую жизнь, Об этом свидетельствовало послание друзьям-декабристам, написанное в 1827 году (“Во глубине сибирских руд...”), когда все “коснело на Руси, дремля и раболепствуя