Пушкин - издатель и редактор — страница 9

  • Просмотров 917
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 61
    Кб

читатель) не было нужды подробно и обстоятельно аргументировать свои положения. Пушкину достаточно было сказать: "Батюшков... сделал для русского языка то же самое, что Петрарка для итальянского", чтобы читатель его понял. Отсюда идет предельная сжатость, почти афористичность пушкинских формулировок. По справедливому замечанию академика В. В. Виноградова, пушкинским рецензиям свойственны "сжатая глаголами фраза,

отсутствие сложных конструкций, стройный и строгий ход логической мысли без всяких отступлений, необыкновенный лаконизм и полнота изложения"[28]. Сочетание лаконизма с полнотой изложения оказалось для Пушкина возможным еще и потому, что он был критиком-художником. Современники считали, что Пушкин "открыл средство в критике, в простом извещении о книге, быть таким же необыкновенным, таким же поэтом, как в стихах"[29]. И

действительно, предельная сжатость суждения приобретала под пером Пушкина глубокую смысловую емкость благодаря образному, поэтическому выражению. Так, извещая читателей "Литературной газеты" о выходе в свет романа Бенжамена Констана "Адольф" в переводе Вяземского, Пушкин совершенно точно характеризует роман с помощью цитаты из "Евгения Онегина". Рецензируя в "Современнике" второе издание "Вечеров на

хуторе близ Диканьки" Гоголя, Пушкин вспоминает, что при первом появлении их "все обрадовались этому живому описанию племени поющего и пляшущего, этим свежим картинам малороссийской природы, этой веселости, простодушной и вместе лукавой". Пушкин умел двумя-тремя словами определить особенности дарования и стиля писателя: он говорит о "вольной и широкой кисти" Шекспира, "величавой плавности" Ломоносова,

"яркой и неровной живописи" Державина, "гармонической точности" Жуковского. Часто немногими фразами Пушкин рисовал образную картину целой эпохи: "Россия вошла в Европу как спущенный корабль, – при стуке топора и при громе пушек. Но войны, предпринятые Петром Великим, были благодетельны и плодотворны. Успех народного преобразования был следствием Полтавской битвы, и европейское просвещение причалило к берегам

завоеванной Невы". Заветным желанием Пушкина было, по его собственным словам, "пуститься в политическую прозу" (письмо к Вяземскому от 16 марта 1830 г.), но строгие цензурные условия не позволяли ему печатать открыто публицистические статьи. И все же публицистическая струя пронизывала все творчество поэта – его лирику, художественную прозу, работы на исторические темы, журнальные и газетные выступления. Иногда эта