Публий Вергилий Марон — страница 5

  • Просмотров 390
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 45
    Кб

него мир идиллии остался неразрушенным, и он от лица поэта, как полагают, благодарит Октавиана за то, что тот сохранил ему этот буколический мир, оставил счастье наслаждаться пастушеской жизнью. О, Мелибей! То бог нам этот покой предоставил, Ибо он будет мне богом всегда, и алтарь его часто Нежный козленок из наших хлевов напоит своей кровью. Он моим быкам ходить, как видишь, позволил, Мне же играть, что хочу, на простой тростниковой

свирели Полагают, что это сам поэт устами пастуха воздает благодарность «богоподобному юноше» за сохраненное имение и почти обожествляет Октавиана задолго до офи­циального создания его культа. Этой темы Вергилий ка­сался еще раньше, в эклоге 5, где в обожествлении Даф­ниса древние видели аллегорический рассказ об обожест­влении Юлия Цезаря. В рамках буколического жанра возникают, таким обра­зом, не только намеки на

личные, биографически досто­верные события, не только показаны судьбы и пережива­ния италийского крестьянства, связанные с определенными событиями политической и социальной жизни, но не ме­нее отчетливо звучит рассказ о тех потрясениях, которым подвергается буколический мир, с трудом сохраняемый для немногих, а в образе Мелибея тоска по этому миру и мечта о счастье контрастно противостоят настроению Титира и едва ли не

более убедительны. Вергилий приходит к мысли, что поэзия — единствен­ное средство сохранить целостность своего внутреннего мира. Еще раньше Катулл открыл, что духовность любви неотъемлема от человеческой жизни. Теперь же, в век Августа, возникает потребность при помощи поэзии осо­знать и сформулировать эту духовность. Боги делают ис­кусство пастухов у Вергилия даром небес; слабый и бес­сильный перед жестокостями

этого мира Меналк (экло­га 9) был неспособен, как и его земляки, противостоять пришельцам, нарушающим закон и право, отнимающим землю, т. е. основу жизни, у ее исконных владельцев; но он обретает силу и возвращает себе свое благополучие только благодаря искусству песен. Наиболее сложны для понимания эклоги 6 и 4. Начав эклогу 6 с восхваления своего покровителя Вара, поэт лишь намечает буколическое ее обрамление, а в центре

поме­щает пересказ песни Силена о происхождении мира и об его истории. В эскизном перечне мифов наибольшее внимание уде­лено легендам о несчастной любви, преступлениях и стра­даниях. Но в старые легенды вплетается рассказ об исто­рически реальной личности — поэте Галле. Этим приемом Вергилий как бы подчеркивает связь приводимых им ми­фов с современной жизнью и глубже осмысливает этот мир, в котором так много горя.