Психофизиология социальной адаптации — страница 8

  • Просмотров 1703
  • Скачиваний 350
  • Размер файла 23
    Кб

отношения и превратить их в высшие психиче­ские функции. Из приведенных фактов видно и то, что все дикие дети, вернувшись в общество людей, благодаря воспи­танию достигли того, что недостижимо для их приемных родителей. Но в то же время ни один из таких детей не достиг в своем психическом развитии того, что дости­жимо для каждого человека при обычном воспитании. Так, Камале понадобилось несколько лет, чтобы запом­нить несколько

десятков слов и научиться ходить. Маль­чик, воспитанный в волчьей стае, в зоопарке направлял­ся прямо к волкам, рвался к ним в клетку и никак не хотел уходить от них. Никто из «диких» детей так и не стал по-настоящему человеком. Их удалось довести в процессе воспитания лишь до уровня слабоумных представителей рода человеческого. Из этих жестоких экспериментов природы и людей отчетливо видно, что развивающийся человек только в

определенном периоде способен к воспитанию. «Враста­ние ребенка в цивилизацию,— писал Л. С. Выгодский,— обусловлено созреванием соответствующих функций и аппаратов. На известных стадиях своего биологического развития ребенок овладевает языком, если его мозг и аппарат развиваются нормально. На другой, высшей, ступени развития ребенок овладевает десятичной систе­мой счета и письменной речью, еще позже — основными

арифметическими операциями. Эта связь, приуроченность той или иной стадии или формы развития к определенным моментам органиче­ского созревания возникала столетиями и тысячелетия­ми и привела к такому сращиванию одного и другого процессов, что детская психология перестала различать один процесс от другого и утвердилась в той мысли, что овладение культурными формами является столь же ес­тественным симптомом органического

созревания, как те или иные телесные признаки» Таким образом, наследственность и воспитание идут навстречу друг другу и, встречаясь, рождают такие свой­ства человеческой психики, какие ни наследственность без воспитания, ни воспитание без наследственности по­родить не в силах. Результат такой встречи должен со­стояться только в определенное время. В ранние «кри­тические периоды» развертывания анатомо-физиологических

возможностей закладывается, очевидно, глубокий фундамент психических возможностей человека, способ­ностей, влечений и отношения к миру. Наследственные возможности мозга подрастающего человека очень гибки, они допускают как бы выбор из многих вариантов. Научившись рычать по-волчьи, усвоив повадки «приемных родителей», ребенок человека вырабатывает не свойственный людям стереотип. И чем он дольше, тем труднее становится