Психофизиология социальной адаптации — страница 10

  • Просмотров 1735
  • Скачиваний 351
  • Размер файла 23
    Кб

деревьев, выброшенные на остров волнами. Хотелось пить. Серрано был близок к отчаянию, но, заметив чере­пах, он перерезал им горло и выпил их кровь. Достав со дна моря несколько камушков, Серрано использовал их как кремень. Сухие водоросли и обломки деревьев послужили ему топливом. Огонь был необходим ему не только для приготовления еды, но главным образом для привлечения внимания проходящих кораблей. На 4-м году жизни на острове

у Серрано появился товарищ по несчастью. Интересно, что, впервые увидев на острове человека, Серрано подумал, что это наваж­дение. Новый обитатель острова при виде Серрано ис­пугался и бросился бежать, приняв Серрано за горил­лу. Серрано в свою очередь начал молиться. Услышав молитву, незнакомец вернулся к Серрано и рассказал, что корабль, на котором он плыл, сел на мель и раз­бился. Вначале эти два матроса жили дружно, но потом,

перестав терпеть друг друга, стали жить в разных кон­цах острова. По-видимому, проявилась групповая несов­местимость. Через 7 лет к острову приблизился корабль, на который и были приняты оба матроса. Спутник Серрано не вынес волнений и умер на борту корабля. Серрано прибыл в Испанию. Еще одна история. В 1809 г. бриг «Негоциатор» во время бури натолкнулся на айсберг и затонул. В живых остался только один матрос Даниель Фосс, который

вы­плыл на остров, напоминающий каменный брусок. У Фосса был нож. Он нашел весло, выброшенное волнами, и стал им убивать тюленей, мясо которых сушил на солн­це. Матрос построил себе из камней дом. Одежду шил из тюленьих шкур. Свое весло он превратил в своеоб­разный дневник, испещряя его мелкими буквами. Слу­чайно оказавшийся вблизи острова корабль принял по­страдавшего па борт. Даниель Фосс захватил с собой единственное, чем

дорожил,— весло, своеобразную лето­пись 6-летнего пребывания на каменном острове. Педро Серрано, Александр Селкирк и Даниель Фосс не исчерпывают список «робинзонов», проведших долгие годы на суровых островах. Список можно было бы ум­ножить. Необходимо отметить, что из рассказов «одичавших людей» можно было узнать об их жизни не только из далекого прошлого, но и о том, как они жили в одиночестве, какие происшествия привели их на

тот или другой остров. Уже это обстоятельство полностью опровергает версию о бессловесности и беспамятстве та­ких людей. Беспамятство по всей вероятности, отмеча­лось в тех случаях, когда у человека, находившегося в тяжелых условиях одиночества, возникало психическое заболевание. В известных науке случаях крайне длительной геог­рафической изоляции у таких людей через 3—5 лет ис­чезали цивилизованные обычаи, манеры и вкусы,