Происхождение, основные этапы развития и современные определения термина «библиография» — страница 6

  • Просмотров 2117
  • Скачиваний 252
  • Размер файла 23
    Кб

методологической и фактической основе является неизбежным следствием предшествующих исторических ступеней развития библиографической науки. В отечественном библиографоведении симптомы нового этана достаточно отчетливо проявились уже в 20-х - начало 30-х гг. Затем этот процесс несколько замедлился. Концом периода теоретического затишья в бнблиографоведении можно считать середину 50-х гг.. С этого времени процесс становления

теории библиографии как науки развивается, может быть, недостаточно быстро, но неуклонно. Теоретические разногласия между сторонниками различных точек зрения на библиографию в целом вновь выступили наружу и стали предметом широкого обсуждения в ходе известной дискуссии конца 50 - начала 60-х гг., вызванной появлением техникумовского и вузовского учебников но общему курсу библиографии. Непосредст венным поводом для полемики в

рассматриваемом направлении послужила статья II. И. Решетинского «О теории и практике библиографии». В этой статье отстаивалось следующее основное разграничение: «Библиография – практическая деятельность по информации, о произведениях печати и их пропаганде среди читателей... Наряду с библиографической практикой существует теория библиографии. Она представляет собой научную дисциплину, предметом изучения которой является

практическая деятельность по информации о литературе и по пропаганде литературы среди читателей»[4]. Таким образом, библиография безусловно лишалась статуса научной дисциплины и рассматривалась как область практической (но не научной) деятельности. Теория библиографии из раздела единой науки библиографии превращалась в самостоятельную научную дисциплину, изучающую и обобщающую библиографическую практику. И.И.

Решетинского в целом поддержали. И. И. Баренбаум, Б. Л. Бухштаб, В. Ф. Васильев, В. Т. Вытяжков, В. А. Николаев а также редакция сборника «Советская библиография». Обсуждение заметно осложнилось из-за излишней прямолинейности суждений И. И. Решетинского, хотя в основе его постановка вопроса была правильной. Методологическая неточность И. И. Решетинского заключалась в том что он сознательно пытался обосновать тождество понятии

«наука» и «теория» и неявно исходил из представления о несовместимости науки и практики в понятии «практическая деятельность». В результате у пего получилось, что библиографическая деятельность – это только «практика» и никакого отношения к научной деятельности не имеет. Наукой же является только теория библиографии, изучающая практику. Несмотря на все слабости, концепция, рассматривающая библиографию в целом как