Признаки любви и влюбленности — страница 7

  • Просмотров 297
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 44
    Кб

глаза; есть наглое и сладкое в ее лице с накрашенными губами и темными волосами… Муж оставил на ней сухую самоуверенность, Маяковский забитость, но эта «самая обаятельная женщина» много знает о человеческой любви и любви чувственной». Молчи, грусть, молчи! И вот 1915-й. Из воспоминаний Эльзе Триоле. «В июле умер отец, Лили приехала на похороны. И несмотря ни на что, мы говорили о Маяковском. Она о нем слыхала, но к моему восторгу

отнеслась скептически. После похорон, оставив мать с теткой на даче, я поехала к Лили, в Петроград, и Маяковский пришел меня навестить к Лили, на улице Жуковского. В этот ли первый раз, в другую ли встречу, но я уговорила Володю прочесть стихи Брикам. Брики отнеслись к стихам восторженно, безвозвратно полюбили их. Маяковский безвозвратно полюбил Лили». Влюбился так «безвозвратно», что даже не вернулся в квартиру, где до этого жил,

оставив женщину, с которой жил, и все свои вещи. И началось: Любовь моя, Как апостол во время оно, По тысяче тысяч разнесу дорог. Тебе в веках уготована корона, А в короне слова мои – Радугой судорог Это – «Флейта – позвоночник», поэма, посвященная Лили Юрьевне; потом появились «Люблю» и «Про это». Она стала королевой. Кого еще так бешено – почти до сумасшествия – любили, кому еще посвящали такие стихи?! Но ей нужно было быть

«Прекрасной Дамой трубадура» – чтобы стихи, обожание, покорный паж, - но никаких обязательств. Земная, не небесная, яростная страсть, не жалеющая ни его ни ее. Маяковский на роль пажа не годился. Быть царем, назначено мне – Твое личико На солнечном золоте моих монет Велю народу: Вычекань! А там, Где тундрой мир вылинял, Где с северным ветром ведет река торги, - На цепь нацарапаю имя Лилино И цепь исцелую во мраке каторги… Любовь

Маяковского к Лили только начиналась, когда он узнал, что у нее «роман» с Александром Краснощековым, заместителем наркома финансов, главой Промбанка. Разве может Маяковский делить любимую с другим любовником? И он садит сам себя «под домашний арест», пытаясь не думать не помнить.… Но не получилось. Когда «арест» закончился, они встретились с Лилей на вокзале, чтобы поехать на несколько дней в Петроград. Войдя в купе, Маяковский

прочитал Лили поэму «Про это» и заплакал. Лили Брик рассказывала: «…Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал». В книге шведского исследователя жизни и творчества Маяковского – Бенгта Янгфельдта – собрана переписка Маяковского и Лили Брик. Декабрь 1917 года Маяковский – Брик: «Дорогой, дорогой Лилик! Милый, милый Осик! …Буду часто выходить за околицу и