Природа человека — страница 9

  • Просмотров 454
  • Скачиваний 11
  • Размер файла 39
    Кб

дарвинизма, в том числе и естественному отбору. Используется широкая экстраполяция выво­дов, полученных при изучении животных, на поведение человека. С точки зрения методологии, наблюдается биологический и молекуляр но-генетический редукционизм: антропология сводится к биологии, а последняя — к молекулярной генетике. По мнению социобиологов, принципиальные изменения в представлении о природе человека должна внести

теория геннокультурной коэволюции. Суть ее состоит в утверждении того, что процессы органической (генной) и культурной эволюции человека происходят совместно. Гены и культура в этой эволюции неразрывно связаны между собой. Однако ведущая роль все же отводится генам. Они оказываются конечными причинами многих человеческих поступков. Поэтому человек выступает на самом деле прежде всего объектом биологического знания. Уилсон

определяет задачу социобиологии как «изучение биологических основ всех форм социального поведения у всех животных, включая человека». Главные положения его теории сводятся к тому, что у человека не может быть «трансцендентальных» целей, возникших вне его биологической природы. По мнению представителей теории генно-культурной коэволюции, весьма вероятно, что человек наследует моральные чувства по биологическим каналам. Так,

происхождение запретов кровнородственных браков (инцест) усматривается в поведении животных, из этого и выводятся биологические основания моральных табу вообще. То же самое относится к агрессивности человека, которая якобы является неотъемлемой его чертой. Вот почему, скажем, война — это не что иное, как проявление внутривидовой агрессии. О характере социобиологических аналогий и изысканий можно судить, например, по

объяснению человеческой любви — как поведенческого механизма, обеспечивающего оптимальную связь между удовлетворяющими друг друга партнерами. Дело доходит до того, что даже сознание человека рассматривается в качестве инструмента только для исполнения биологических функций. ^Человеческое сознание, — пишет Уилсон, — является устройством для выживания и воспроизводства, а разум есть всего лишь один из инструментов для

биологического воспроизводства». Оценивая концентрацию социобиологов, нельзя отрицать продуктивности и эвристической ценности идеи коэволюции. Но сра­зу же следует дистанцироваться от спекуляций на ней представителей современного социал-дарвинизма, расизма и евгеники. Коэволюция как взаимодействие биологического и социального в развитии человека и общества действительно имеет место. Более того, следует особо