Принятие христианства на Руси (988г.) — страница 5

  • Просмотров 3746
  • Скачиваний 200
  • Размер файла 48
    Кб

всякой действительной истории, того сейчас переданная повесть о крещении Владимира должна удовлетворить вполне, ибо достоинство замысловатости ей принадлежит, бесспорно». Ясно, что в конце 80-х годов Х века князь Владимир принял христианскую веру в её византийской разновидности от византийского же духовенства, выполнявшего поручения светских властей империи. Понятны и мотивы, которые побуждали обе стороны действовать в

указанном направлении. Византия стремилась привязать к себе религиозными узами своего сильного и беспокойного северного соседа, обретя в нём если не вассала, то, во всяком случае, союзника в борьбе с другими, не менее беспокойными и сильными соседями. Киеву же было нужно получить религиозно-идеологическое оружие для укрепления начал государственности в формировавшемся феодальном порядке. Для Владимира собственное крещение

явилось лишь вступлением и решению огромной задачи, которую он поставил перед собой – христианизация населения всего княжества. Речь могла идти, прежде всего, о совершении внешнего акта, которым символизировалось принятие новой веры, то есть о водном крещении. Поворот в религиозном сознании людей, связанный с убеждениями в ложности старой веры и в истинности новой, притом такой поворот, который был бы основан на знании

содержания христианского вероучения, мог быть для подавляющего большинства лишь делом отдалённого будущего. Изменения в быту, связанные с отказом старых культов и их праздников и обрядов, с распространением специфически христианских форм культа и быта, могли происходить чрезвычайно медленно, на протяжении ряда столетий. Но формально акт перехода в новую веру символизировался простым и единственным обрядом, совершение

которого давало право властям считать данного подданного христианином. В этом плане киевский князь развил бурную активность сразу после собственного крещения. Прежде всего, перед ним стояла задача обращения самих киевлян. Летопись содержит довольно красочный рассказ об этом событии. Вернувшись из Корсуни с новоявленной княжной Анной-сестрой византийских императоров и с группой «священников корсунских с мощами святого

Климента и Фива», а также с иконами и с «сосудами церковными», Владимир сразу распорядился ниспровергнуть всех идолов - «одних изрубить, а других сжечь». Досталось и Перуну: его привязали к хвосту лошади и поволокли к реке, причем двенадцать человек били по нему «жезлами». Сочувствие населения было, видимо, на стороне преданного бога: «… оплакивали его неверные, так как не принесли они ещё святого крещения». Бывшего бога бросили