Принцип антропогенеза — страница 4

  • Просмотров 443
  • Скачиваний 22
  • Размер файла 18
    Кб

невольно, разделяю мнение большинства. Сколько вселенных существует? Если Вселенная, по определению, вмещает всю совокупность сущего, можно ли вообще говорить о самой возможности существования многих вселенных? Одним из возможных ответов может стать так называемая «множественность вероятностных миров», предсказываемая квантовой механикой: в частности, можно обратиться к опыту, свидетельствующему о полной

непредсказуемости того, через какое из двух равновеликих отверстий квантовая частица проникнет в «камеру-обскуру» при эксперименте по исследованию интерференции — именно благодаря этому на задней стенке камеры образуются известные интерференционные полосы Фраунгофера. Чтобы хоть как-то логически обосновать результаты наблюдения, некоторые физики-теоретики предложили единственное, по их мнению, разумное объяснение

происходящего: при каждом разовом «взаимодействии» вселенная распадается надвое и образуется две буквально неразличимые копии мира. Если так, то одновременно существует неизмеримо большое количество подобных «слепков» вселенной, образовавшихся в результате неисчислимого множества подобных взаимодействий с дуальным исходом, причем на макроскопическом уровне все эти вселенные существуют независимо друг от друга, однако

они по-прежнему могут «сообщаться» посредством взаимодействий на квантовом уровне. Английский астроном Мартин Рис (Martin Rees, р. 1942) ввел по этому случаю термин «мультивселенная» — то есть, это вселенная, объединяющая в себе все неисчислимое множество вероятных миров. Концепция множественной вселенной дает нам естественное объяснение слабого принципа антропогенеза. Можно, конечно, задаваться вопросом, почему в нашей Вселенной

создались условия, благоприятствовавшие зарождению разумной жизни. Но гораздо проще принять, что из хотя и счетного, но бесконечного числа равновероятных вселенных нашлась такая (и, возможно, не единственная), в которой нашлось место органической жизни? То есть, человечество, условно говоря, «съело кашу» из миски именно того медвежонка, которая пришлась ему по размеру.