Применение теории стечения обстоятельств развития для выяснения причин и механизмов спадов или подъемов экономики — страница 5

  • Просмотров 259
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 33
    Кб

развитого Евросоюза или институционально отсталого СНГ. Любой экономике свойственно внешнее неравновесие, выражающееся в дефиците (чаще) или в превышении (реже) текущих оборотов. Если абстрагироваться от ошибок в расчетах и чрезвычайных потерь, то в мировом масштабе превышения и дефициты взаимозасчитываются и баланс становится нулевым. Но если сложить стоимость всех дефицитов со стоимостью всех превышений на счетах текущих

оборотов и соотнести эту агрегированную величину с ВМП, то в 2008 г. этот показатель составил 6%! И как при таком масштабе структурных дисбалансов не упасть? А можно ли было предотвратить нынешний кризис 13 лет назад, в 1996 г.? Здесь ответить сложнее. Попытки такого рода осуществлялись. Тогда шли острые дискуссии между монетаризмом (лежащим в основе неолиберализма) и неокейнсианством, которое, кажется, теперь кое-где переживает второе

рождение, хоть и не является панацеей от современных болезней. Во многих странах – в большом Китае или в маленькой Словении – удалось полностью отбить атаку неолиберализма, в других странах это получалось временами, как, например, в Индии либо Польше в период осуществления «Стратегии для Польши» в 1994–1997 гг. Несколько стран Латинской Америки, которые поверили в Вашингтонский консенсус (или позволили его себе навязать), были

вынуждены предпринять неординарные меры, что лишь позже дало свой положительный результат, и не только в Бразилии и Аргентине. В США и Великобритании сделали попытку создать иную концепцию функционирования экономики и ее развития. Но ни инспирированный демократами так называемый клинтонизм, ни форсированный (непоследовательно и не слишком убедительно) в Великобритании лейбористский блэйризм не сумели справиться с

неолиберальной бурей. А 30 лет назад – можно ли было избежать кризиса? Конечно! Тогда, на фоне нарастающего процесса глобализации (а 10 лет спустя – и набравшей силу постсоциалистической системной трансформации), достаточно было – всего лишь! – не попадать в неолиберальную колею, а пойти по пути, намеченному в модели социальной рыночной экономики. Для последней характерны, во-первых, императив социального единства и, во-вторых,

институционализация экономики, позволяющая расцвести частному предпринимательству при условии, что государство заботится о том, чтобы равномерно распределялись результаты роста производительности труда и повышения эффективности капитала, чтобы сохранялась природная среда обитания человека, и уделяет постоянное внимание культурным аспектам жизни социума. Но развитие пошло иным путем – из-за агрессивной жадности и