Причины появления лирики и ее родовые особенности — страница 5

  • Просмотров 1288
  • Скачиваний 125
  • Размер файла 18
    Кб

интересен еще и тем, что умел не только дразнить и обличать, но также размышлять: Настроения у смертных, друг мой Главк, Лептинов сын, Таковы, какие в душу в этот день вселит им Зевс. И как сложатся условья, таковы и мысли их. (перевод В.В. Вересаева) Кроме того, в своих произведениях Архилох мог и страдать: От страсти обезжизневший, жалкий, лежу я, и волей богов несказанные муки насквозь пронзают кости мне. А мог быть даже

сентиментальным: Своей прекрасной розе с веткой миртовой Она так радовалась. Тенью волосы На плечи ниспадали ей и на спину. В противовес этому сохранилась легенда о неудачной любви поэта и Необуле, которой он обычно посвящал самые нежные стихи. Отец девушки отказался выдать ее замуж за Архилоха, и тогда поэт стал сочинять ямбы, содержавшие столь злую насмешку над Необулой и ее отцом, что девушка, ее сестра и отец покончили с

собой от стыда. Однако, это лишь легенда. Из текстов Архилоха довольно отчетливо вырисовывается портрет сочинителя ямбов. Он беден, сладострастен и воинственно-мстителен. Интересно, что эти же черты можно обнаружить и у другого знаменитого автора ямбов – Гиппонакта, жившего на сто лет позже Архилоха. Он тоже беден: Гермес Килленский, Майи сы, Гермес, милый! Услышь поэта! Весь в дырах мой плащ, дрогну. Дай одежонку Гиппонакту, дай

обувь! Насыпь червонцев шестьдесят в мошну веских! (перевод В.И. Иванова) Он также сладострастен, ревнив и мстителен: Пускай близ Салмидеса ночью темной Взяли б фракийцы его Чубатые, - у них он настрадался бы, Рабскую пишу едя! Рад бы я был, если б так Обидчик, клятвы растоптавший, Он, мой товарищ былой! (перевод В.В. Вересаева) Но самое интересное то, что по античному преданию Гиппонакт довел до самоубийства двух человек –

скульпторов, создавших его нелестное изваяние. Едва ли это совпадение. Скорее всего автору ямбов полагалось быть именно таким. Ямбы Архилоха, Гиппонакта и других древнегреческих авторов уже отнюдь не обрядовые, но непристойность и брань – главная черта обрядового ямба – в них осталась. Обряд связан с мифом о похищении дочери богини Деметры Персефоны. По преданию после похищения дочери Деметра была безутешна, и лишь ее

служанка Ямба смогла развеселить богиню своими шутками, которые, скорее всего, носили непристойный характер. Чтобы мотивировать ее, вероятно, и потребовался образ бедного, любвеобильного, обманутого и потому озлобленного поэта. Главной особенностью третьего лирического жанра, мелики, является ее связь с музыкальным сопровождением, которая просматривалась ярче, чем в элегии и ямбах. Но постепенно мелика утратила органическую