Преступления против жизни — страница 8

  • Просмотров 6364
  • Скачиваний 266
  • Размер файла 42
    Кб

мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от того, где оно совершено (например, на улице, в парке или ином общественном месте), не должно квалифицироваться как убийство из хулиганских побуждений. В таких случаях, необходимо установить, что мотивы, которыми руководствовался виновный, возникли на почве личных отношений и несовместимы с хулиганскими побуждениями. Факт ссоры или драки при убийстве

не влечет сам по себе применения ст. 105 УК. Для квалификации убийства, совершенного в ссоре или драке, не имеет значения, кто (потерпевший или виновный) явился ее зачинщиком, а равно была ли драка обоюдной. Установление указанных обстоятельств не устраняет факта совершения убийства при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, и только при отсутствии этих обстоятельств убийство, совершенное в ссоре или драке, подлежит

квалификации по ч. 1 ст. 105 УК. Драка не исключает состояния необходимой обороны, поэтому лишение жизни в драке может быть признана правомерным, направленным на защиту своих интересов, интересов других граждан. В процессе драки могут быть причинены увечья и смерть по неосторожности, которые должны квалифицироваться как самостоятельные преступления. Таким образом, и драка, и ссора могут быть обстоятельствами, при которых

совершаются как более тяжкие виды убийства, так и менее тяжкие. В науке уголовного права России проблема убийства больного из чувства сострадания (эвтаназии) нередко рассматривается с позиции более широкого понятия – согласия потерпевшего на причинение вреда. Российское уголовное право исходит из того, что такое согласие, по общему правилу, не должно рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность

деяния. Поэтому позиция действующего уголовного законодательства относительно эвтаназии однозначна: это убийство – умышленное, неправомерное лишение жизни другого человека. Мотив сострадания, указанный в перечне привиллегирующих обстоятельств, предусмотренных в статье 61 УК Российской федерации, может быть учтён лишь при назначении наказания виновному лицу, но не при квалификации деяния. Убийство по мотиву сострадания

квалифицируется по ч.1 ст. 105 УК РФ, т. е. как простое убийство. Что касается склонения к эвтаназии (и вообще к убийству), то наш УК не предусматривает ответственности за таковое деяние, в УК РФ предусматривается лишь состав доведения до самоубийства (ст. 110), предполагающего определённый способ совершения: применение угроз, жёсткое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.[18] Убийство при