Правовой строй Древнего Вавилона — страница 8

  • Просмотров 2430
  • Скачиваний 275
  • Размер файла 27
    Кб

той мере, которая грозила обвиненному: кто неосновательно обвинил другого в убийстве, должен умереть сам. Когда по характеру преступления применение принципа "равным за равное" в точном значении было невозможно, прибегали к фикции: непослушному рабу отрезали ухо: сыну, оскорбившему отца, отрезали язык: врачу, сделавшему неудачную операцию, отрезали пальцы и т. д. Это называют обыкновенно талионом символическим. Талион

также древен, как кровная месть. Но сохраняется он дольше. В Законнике Хаммурапи кровной мести уже нет. Безраздельное господство кровной мести - этого поистине всемирно-исторического института, возникшего вместе с самим человеком, - продолжалось до той поры, пока единственной платой за жизнь человека могла служить жизнь другого человека. Появление избыточного продукта меняло дело. На смену мести приходит выкуп, сначала

натуральный, потом денежный штраф. На самой ранней стадии развития классового общества выбор между местью и выкупом был делом пострадавшего или его семьи или рода.. Об этом можно судить по хеттскому законнику, разрешавшему "хозяину крови" определить, должен ли виновный умереть или заплатить. " Царю же до этого дела нет" То же самое можно сказать и о размере выкупа. О нем договаривались в каждом отдельном случае, пока

обычай или закон не установили общие нормы \ и даже после этого \. Законник Хаммурапи знает только денежный штраф в строго определенных размерах. Величина штрафа может быть большей или меньшей. Она зависит как от тяжести преступления, так и от социального положения сторон. Вот соответствующий пример: " Если человек ударит лицо, занимающее более высокое положение, чем он сам, должно ударить его... 60 раз плетью из воловьей кожи.

Если авилум ударит по щеке равного себе... он должен отвесить одну мину серебра \500 граммов \: если мушкенум ударит по щеке мушкенума - он должен отвесить 10 сиклей серебра \ в 6 раз меньше \. Старый обычай искупительного штрафа вплетается здесь в общую ткань правовой системы Вавилона . Другой пример дают ст. 23-24 Законника. Первая из них обязывает сельскую общину возместить убыток, нанесенный человеку грабителем, если преступление

совершено на территории общины, а виновный не найден, вторая устанавливает, что будет дополнительный штраф, " если при этом загублена жизнь". Обычай этот, напоминающий " дикую виру" Русской правды, гораздо древнее Законника Хаммурапи, но сохранен в целях установления круговой ответственности членов общины. Классовое содержание Законника не вызывает сомнения. Достаточно ознакомления с теми его статьями, которые