Правоспособность и дееспособность физических лиц. Институт опеки и попечительства — страница 9

  • Просмотров 5549
  • Скачиваний 338
  • Размер файла 46
    Кб

и утрачивал все права; но правило это имело корректив в виде т. н. jus postliminii. Если пленнику удавалось каким-нибудь образом вернуться в пределы (limina) своего отечества, его личность опять оживала—так, как если бы он вовсе не был в плену. Если же он не возвращался и умирал в плену, то, по строгому смыслу права, после него не могло быть наследования—ни по закону ни по завещанию (наследование после раба невозможно); однако, это положение

было изменено неизвестным нам ближе законом Корнелия, который установил т. н. fictio legis Corneliae. В силу этой фикции предполагалось, что плененный умер свободным в самый момент своего пленения («quasi tunc decessisse videtur, cum captus est), вследствие чего, если он оставил тогда завещание, оно сохранялось в силе, если нет—призывались наследники по закону. ·        В ряде случаев возможна была продажа гражданина в рабство trans Tiberim, т. е.

чужестранцам, причем для проданного таким образом jus postliminii не применялось: так, магистрат продавал в рабство того, кто уклонялся от ценза (incensus), кредитор продавал после manus injectio своего несостоятельного должника, обокраденный— вора, захваченного на месте преступления; наконец, домовладыка мог продать своего подвластного также trans Tiberim в полное рабство. Но все эти случаи уже в период республики отпали; в позднейшее время их место

заняли другие, когда в силу тех или других причин гражданин делался рабом внутри государства: кто-либо дал продать себя, как раба, pretii participandi gratia; женщина вступила в связь с рабом и т.д. Общим юридическим результатом capitis deminutio maxima является полная потеря прав, как личных (patria potestas и т. д.), так и имущественных. Что касается, в частности, последних, то имущество capite minutus переходит или к государству (напр., в случае продажи incensus) или к

известным частным лицам—к кредитору, продающему должника, к хозяину раба, с которым женщина вступила в связь, и т. Д. Но долги лица, подвергшегося capitis deminutio, принципиально погашались за исчезновением их субъекта—лица обязанного. Так как, однако, это было несправедливо по отношению к его кредиторам, то претор стал давать последним actio utilis против тех, к кому имущество переходит, и, если они не пожелают уплатить долги, вводил

кредиторов во владение имуществом capite minutus и предоставлял им продать его для своего удовлетворения (Д. 4. 5). 2. Capitis deminutio media наступает тогда, когда лицо, сохраняя свободу, утрачивает права римского гражданства; это бывает, главным образом, в случаях aquae et ignis interdictio, a в императорское время в случае ссылки—deportatio. По положению Г. 1. 158 лицо, подвергшееся c. D. Media, теряет свои цивильные права, но сохраняет отношения juris gentium: так, напр.,