Правоохранительные органы в системе государственной власти в СССР 1930-х годов — страница 2

  • Просмотров 6500
  • Скачиваний 314
  • Размер файла 33
    Кб

поэтому все, что обеспечивает самостоятельность человека, не говоря уже о той или иной общественной группе, подлежит беспощадному искоренению. Так было, в частности, во времена насильственной коллективизации, разрушения сельских общественных структур. Так было во времена всех последующих больших и малых «чисток», целью которых в конечном счете всегда оказывалось искоренение стихийно возникавших структур общества.

Единственной формой структурирования общества, допускаемой в условиях тоталитаризма, могли быть лишь организации, насаждаемые сверху, а потому с самого начала имеющие бюрократический характер. Все естественные способы социального структурирования оказывались на подозрении, так как тоталитарная бюрократия склонна рассматривать любой личный и общественный, то есть самостоятельный, негосударственный интерес как

антигосударственный. А посему такой интерес должен быть наказан устрашающей статьей закона, лучше всего статьей о контрреволюционной деятельности. Созданная после Октябрьской революции система подавления с первых шагов несла в себе быстро развивающийся зародыш вседозволенности и аморальности, которые обосновывались революционной целеустремлённостью. Хотя «Всероссийская чрезвычайная комиссия» образовывалась в декабре

1917 года для борьбы против саботажа и бандитизма, то очень скоро её функции распространились на «искоренение контрреволюции», понимаемой в самом широком смысле. Меч, предназначенный для законной защиты революции от заговоров её реальных врагов оказался занесённым над всем обществом. Лидеры большевизма , выдвигая на первый план классовую борьбу, абсолютизировали значение государства как орудия власти и отводили в нём особое

место карательным инструментам. Сеть органов ВЧК опутала всю структуру гражданских и военных учреждений огромной страны. Осуществляя с санкции партии по своему разумению аресты, ведение следствий, вынесение и приведение приговоров в исполнение, массовые расстрелы «заложников», ВЧК возвела террор и беззаконие в разряд государственной политики. С той поры революционного произвола берёт своё начало специфическая идеология

«чекизма», отлакированная и вылизанная последующими поколениями идеологов КПСС и публицистами, паразитирующими на «криминально-патриотической» романтике. Эта идеология оказалась более живучей, чем структуры её породившие. Мало того, за всё время существования партийных карательных органов - от ВЧК до КГБ, она пользовалась некоторой симпатией и популярностью в массах, в то время как сами органы вызывали у людей, мягко говоря,