Правление Бориса Годунова — страница 9

  • Просмотров 13363
  • Скачиваний 453
  • Размер файла 38
    Кб

калиграфичеким подчерком, тот не только переписывал книги на патриаршем дворе, но даже сочинял каноны святым, причем делал это лучше многих других книжников того времени. Добившись милостивого доверия патриарха, Григорий часто сопровождал его в царский дворец, где сумел вникнуть в суть придворных интриг и неоднократно слышал имя царевича Дмитрия. В тот период у него и созрело решение присвоить себе имя давно погибшего

царевича. И как только решение стало окончательным, он в феврале 1602г бежал за рубеж. После скитаний по русским монастырям Отрепьев смело подался к запорожским казакам, в отряд знаменитого в то время старшины Гересима Евангелика. Здесь расстрига научился владеть мечом и едить верхом, набрался воинской отваги и сноровки. Затем он объявился в Польше, сменив доспехи воина на польскую и латинскую грамматику, которую с прилежанием

штудировал в волынском городке Гощи. Оттуда Григорий поступил на службу к пану Вишневецкому, имевшему большое влияние при дворе. Новый слуга в панском доме, по описаниям Карамзина, не отличался кросотой: был среднего роста, имел широкую грудь, рыжеватые волосы, белое круглое лицо, совсем непривлекательное, глаза голубые, но без огня, с тусклым взором, нос у него был широким, он имел бородавки под правым глазом и на лбу и также одну

руку короче другой. Однако, все эти физические недостатки заменялись живостью и пыпливостью ума, красноречием, талантливостью и способностями к языкам. Бытует легенда, что хитрец, заслужив внимание и расположение своего нового хозяина, притворился смертельно больным, на исповеди «открыл» свою тайну духовнику, что он — «чудесно спасшийся Дмитрий». Тот не замедлил сообщить эту потрясающую новость пану Вишневецкому. Авантюра

попала на нужную почву. Благодетель не мог не воспользоваться возможностью угодить будущему русскому царю, он предоставил «Дмитрию» великолепное жилище, богатую одежду и по всей Литве и Польше разнес весть о появлении чудесно спасешегося царевича. И кроме него нашлось достаточно охотников помочь «Дмитрию» вернуть законный престол: активное участие в судьбе изгнянника приняли брат Адама Вишневецкого, Константин, и его тесть

сандомирский воевода Юрий Мнишек. Представ перед польским королем Сигизмундом III, самозванец довольно связанно поведал о тайнах московского двора, но путанно излагал рассказ о своем счастливом спасении. Избегая называть факты, имена, даты, он признавал, что его спасение остается тайной для всех, даже для его матери, до сих пор томящейся в одном из русских монастырей. Однако все же довольно продуманной версии у него не