Правление Бориса Годунова — страница 10

  • Просмотров 13450
  • Скачиваний 453
  • Размер файла 38
    Кб

получилось. Данная исповедь, до сих пор не переведенная с латыни, поизводит довольно странное впечатление. Для короля такая версия не имела большого значения. В личности самозванца он видел своего союзника, к тому же он придерживался враждебной точки зрения по отношению в России. По наущению иезуитов Сигизмунд решился на поддержку «Дмитрия», под маской добрососедства он попытался раздуть междоусобную войну, не решаясь открыто

нарушить 20-летнее мирное соглашение, подписанное им с Борисом Годуновым. Таким образом, король признал в самозванце царевича Дмитрия, определил ему годовое содержание в 40 тысяч злотых, велел Вишневецким, Мнишеку и другим дворянам составить ему рать и выступить против Бориса. После королевской аудиенции по настоянию папского нунция Лжедмитрий втайне отрекся от православия и принял католичество. Юрий Мнишек, человек

чрезвычайно жадный и честолюбивый, стал верный союзником Лжедмитрия в реализации его планов. Для извлечения из этого партнерства наибольшей выгоды он решил породниться с будушим русским царем. Для этого он задумал брак с ним своей красавицы дочери Марины, которая была не менее честолюбива и расчетлива. Таким образом, ее объявили невестой Лжедмитрия, а их законный брак условились оформить после занятия самозванцем престола в

Москве. При этом Мнишек предъявлял будущему зятю целый список условий, которые тот должен был бесприкословно принять. Одним из этих условий было то, что после восцарения «царевич» обещает выслать Марине драгоцнности из московской казны, а также уступает будущей супруге Новгород и Псков со всеим уездами и пригородами, чтобы «она могла судить и рядить в них самовластно». Также в грамоте, подписанной 12 июня 1604г, сам Лжедмитрий

отдавал Мнишеку в наследственное владение Смоленское и Северское княжества, кроме некоторых уездов, уже обещанных королю Сигизмунду. В конце августа 1604 войско самозванца выступило из Львова. На русских окраинных землях он встретил мощную поддержку от казаков, южных дворян, которые были недовольны засильем московских дворян, горожан. Откликаясь на грамоты -призывы о присоединении, эти люди надеялись, что он облегчит их

положение, сбросит влась Годунова и его бояр. Многие из народа очень хотели верить, что это и есть настоящий царь, они видели в нем «доброго царя», нужно только «восстановить» его на престоле «прародителей своих», и все будет хорошо. Такая ситуация легко объяснядась: и притеснения народа, и трудная жизнь, и голод, и прочее. Тем более, что «царевич» обещал им льготы и облегчение в налогах. Не прочь воспользоваться случаем были