Права, отстаиваемые гомосексуалистами, есть не что иное, как право на порок

  • Просмотров 126
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 19
    Кб

Права, отстаиваемые гомосексуалистами, есть не что иное, как право на порок Отказ от нравственной оценки сути гомосексуализма чреват биологическим уничтожением общества - такое мнение в интервью порталу "Интерфакс-Религия" высказала Ирина Силуянова, доктор философских наук, заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета, заместитель сопредседателя

церковно-общественного совета по биоэтике при Московском патриархате. - Согласны ли Вы с заявлением патриарха Алексия о том, что проведение гей-парада в Москве и организация ему подобных мероприятий равнозначны самоубийству для общества? - Безусловно, то, что сказал патриарх, абсолютно верно. Данное самоубийство проявляется в нравственном разложении общества, потере четких координат, способности различать порок и

добродетель. Как известно, и отдельный человек, и общество в целом способны биологически существовать до тех пор, пока данная способность к различению добродетели и порока им не утрачена. Ее потеря означает шаг по направлению к самоуничтожению. Я бы хотела сразу подчеркнуть: проблема освобождения сексуальности - а проведение акций типа гей-парадов является признаком именно процесса освобождения сексуальности - не может

рассматриваться только как медицинская проблема. Да, сексуальность - это одна из физиологических систем жизнеобеспечения человека, но, в отличие, скажем, от пищеварения, она непосредственно вплетена в моральные отношения практически любого общества. От связи между моралью и сексуальностью в значительной степени зависит как нравственное, психическое, физиологическое здоровье человека, так и благополучие культуры в целом.

Между прочим, Зигмунд Фрейд, на которого так любят ссылаться сегодня либералы при оправдании проявлений сексуального инстинкта, полагал, что общество не знает более страшной угрозы для своей культуры, чем высвобождение сексуальных влечений. Так вот, мораль всегда стояла на страже этого высвобождения, выполняя определенную функцию в системе саморегуляции культуры. Об этом свидетельствует весь многовековой опыт человечества.