“Повесть о чудесном видении во Владимире”

  • Просмотров 89
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 15
    Кб

“Повесть о чудесном видении во Владимире” С.В. Перевезенцев В основе “Повести” — описание чудесного видения, случившегося 24 августа 1611 года во Владимире, записанное со слов некоей Мелании, жены Бориса Мясника. Список текста был помещен в отписке сольвычегодцев пермичам следом за “Повестью о чудесном видении в Нижнем Новгороде”. Хотя эта повесть и не имела столь большого резонанса, как нижегородская, и даже, по мнению С.Ф.

Платонова чрезвычайно бедна содержанием, на самом деле ее религиозно-философское содержание более чем насыщено, ибо здесь мы встречаемся с одним из редких видений Богородицы женщине. Ниболее полная публикация текста памятника — в РИБ. “Повесть” сообщает, что Мелании во сне явилась “жена в светлых ризах”, держащая над головой иконописный образ, который был “велик и чуден велми”. “Жена в светлых ризах”, которая прямо

отождествляется с Богородицей, приказала поведать всему православному люду о том, чтобы они установили пост и молились со слезами. Мелания засомневалась — прислушаются ли к ней, ибо сама Мелания еще слишком молода. В ответ “жена в светлых ризах” пригрозила русскому народу различными карами: трехдневным жаром и нападением многочисленных змей. А чтобы убедить Меланию в серьезности предсказаний, напустила на нее множество

червей и жужелиц. Кроме того, Мелании был показан “превеликий” змей, который будет поедать людей. Символика Владимирского видения сложна и своими корнями восходит к ветхозаветным сюжетам. Особенно интересен в данном случае образ змея, пожирающего людей. Этот образ присутствует в книге пророка Иеремии, где приобретает апокалиптические черты — Господь угрожает жителям Иерусалима напустить на них подобное существо за их

грехи, что будет свидетельством конца света. И вообще змей всегда символизировал собой силы тьмы, орудие дьявола. В древнерусской религиозно-философской мысли образ змея тоже трактовался, как символ зла (вспомним хотя бы древнюю легенду, вошедшую в древнерусскую литературу в качестве повести “Чудо Георгия о змие”). Между прочим, авторы начала XVII века вообще часто пользовались образом змея, особенно при характеристике Бориса