Повесть Леонида Андреева Иуда Искариот "Психологическая интерпретация евангельского сюжета" — страница 8

  • Просмотров 20545
  • Скачиваний 299
  • Размер файла 169
    Кб

религиозно-мифологический сюжет, содержит много явных и скрытых библейских цитат, аллюзий, симво­лов; характер повествования напоминает притчевый («И вот пришел Иуда...») с его обобщенностью, пренебрежением к бытовым деталям и выделением центральной идеи, пафо­са. Притчевость ,ощущаемая и в тоне (авторской интона­ции), и в построении фраз и текста в целом, и в выборе лек­сики, повышает образно-смысловую (философскую и

куль­турную) емкость андреевского текста, создает условия для многовариантного истолкования произведения. Очень важно также иметь в виду, что повесть Л. Андре­ева в контексте истории мировой философии и литературы не является неподготовленной, а служит логическим про­должением линии, идущей от первых веков христианства. Еще Ориген Александрийский в III веке задумывался о сложности и противоречивости евангельского персонажа,

он утверждал: «...разве не ясно для всех, что в душе Иуды на­ряду со сребролюбием и со злым умыслом предать учителя было тесно связано чувство, произведенное в нем словами Иисуса, — то чувство, которое заключало в нем еще некото­рый остаток доброго расположения». В новейшее время к образу отступника-апостола обра­щались в своих произведениях Максимилиан Волошин, Ана-толь Франс, Клеменс Брентано, Тор Гедберг, Василий Ро­занов,

Гебгардт, Никос Казандзакис, Юрий Нагибин и мно­гие другие. 3. ПОВЕСТЬ «ИУДА ИСКАРИОТ» В ОЦЕНКАХ КРИТИКИ Трудно, тяжело и, может быть, небла­годарно приближаться к тайне Иуды, лег­че и спокойнее ее не замечать, прикрывая ее розами красоты церковной. С. Булгаков Повесть появилась в 1907 году, но упоминание о ее за­мысле встречается у Л. Андреева уже в 1902 году. Поэтому не только событиями русской истории - поражением пер­вой русской

революции и отказом многих от революционных идеей - вызвано появление этого произведения, но и внут­ренними импульсами самого Л. Андреева. С исторической точки зрения тема отступничества от былых революционных увлечений в повести присутствует. Об этом писал и Л. Анд­реев. Однако содержание повести, тем более с течением времени, выходит далеко за рамки конкретной общественно-политической ситуации. Сам автор о замысле своего

про­изведения писал: «Нечто по психологии, этике и практике предательства», «Совершенно свободная фантазия на тему о предательстве, добре и зле, Христе и проч.». Повесть Леонида Андреева — это художественное философско-этическое исследование человеческого порока, а основной конф­ликт — философско-этический. Надо отдать должное художнической смелости писате­ля, рискнувшего обратиться к образу Иуды, тем более по­пытаться