Повесть Леонида Андреева Иуда Искариот "Психологическая интерпретация евангельского сюжета" — страница 4

  • Просмотров 20533
  • Скачиваний 299
  • Размер файла 169
    Кб

революции 1905—1907 годов. Впоследствии от революции отходит. В 1908 году происходит разрыв с М. Горьким после нескольких лет дружбы, взаимного интереса к творчеству друг друга. Спустя время М. Горький написал о Леониде Андрееве очерк — один из лучших в русской мемуаристике, в котором есть такие строки: «В Москве... кто-то познакомил меня с Л. Андреевым. Одетый в старенькое пальто-тулуп­чик, в мохнатой бараньей шапке набекрень, он

напоминал молодого актера украинской труппы. Красивое лицо его по­казалось мне малоподвижным, но пристальный взгляд тем­ных глаз светился той улыбкой, которая так хорошо сияла в его рассказах и фельетонах. Не помню его слов, но они были необычны, и необычен был строй возбужденной речи. Говорил он торопливо, глуховатым, бухающим голосом, простуженно кашляя, немножко захлебываясь словами и одно­образно размахивая рукой — точно

дирижировал. Мне по­казалось, что это здоровый, неимоверно веселый человек, спо­собный жить посмеиваясь над невзгодами бытия... Леонид Николаевич был талантлив по природе своей, органически талантлив, его интуиция была изумительно чутка. Во всем, что касалось темных сторон жизни, противо­речий в душе человека, брожений в области инстинктов, — он был жутко догадлив». Л. Андреев — автор повестей «Иуда Искариот» (1907), «Мои записки»

(1908), «Иго войны» (1916), романов «Сашка Жигулев» (1911), «Дневник Сатаны» (1919, опубл. 1921). Леониду Андрееву принадлежат также пьесы «К звез­дам» (1906), «Савва» (1906), «Жизнь Человека» (1907), «Царь-Голод», «Черные маски», «Дни нашей жизни» (1908), «Анатэма», «Анфиса» (1909), «Океан» (1910), «Профессор Сторицын», «Екатерина Ивановна» (1912), «Тот, кто полу­чает пощечины» (пост. 1915, изд. 1916), «Собачий вальс» (1916), «Реквием» (1917). Февральскую революцию Л. Андреев

принял. К Ок­тябрьской революции отнесся отрицательно. В русских со­бытиях 1917 года он видит не революцию с ее очиститель­ным началом, но бунт с его стихийностью, насилием: в вос­приятии Андреева, большевики «убили религию революции... Пришел Николай Угодник к болящему (сам с сиянием), бо­лящему не помог, а золотые часы украл... Ясно, что там, где святые воруют, там Бог не живет. И ушел Бог из революции, и перестала она быть религией

для мира»[1]. Умер Л.Андреев в Финляндии, по сути в эмиграции, в 1919 году. В 1956 году перезахоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петербурге. Свой литературный портрет Л. Андреева — «единствен­ного друга среди литераторов» — М. Горький завершил словами, которые нельзя не признать справедливыми: «он был таков, каким хотел и умел быть — человеком редкой оригинальности, редкого таланта и достаточно мужествен­ным в своих