Повесть Леонида Андреева Иуда Искариот "Психологическая интерпретация евангельского сюжета"

  • Просмотров 19286
  • Скачиваний 295
  • Размер файла 169
    Кб

О ЕРЕТИЧЕСТВЕ В ЛИТЕРАТУРЕ По Е. Замятину, только писатели-«еретики», бунтари, нарушители сложившихся канонов могут сказать новое сло­во в литературе. Их произведения были неприемлемыми: для современников, им «не везло» с критикой, и, например, из 301 рецензии, хранившейся в архиве М. Булгакова, руга­тельными были 298. Своя доля яростной критики досталась и другим авторам, о художественных текстах которых идет речь в моей работе.

В тревожный для отечественной литературы 1921 год, когда умер А. Блок, был расстрелян Н. Гумилев, когда но­вой — советской — цензурой была запрещена свобода сло­ва и становилась проблематичной сама возможность худо­жественного творчества, Е. Замятин в статье «Я боюсь» публично заявил: «Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее — ее прошлое». Это предупреждение в то время прозвучало как еретическое, противоречащее

офици­альной (официозной) точке зрения, прозвучало диссонансом в общем хоре голосов «исполнительных чиновников». Время подтвердило, что писатель, к сожалению, оказал­ся и прав в своей тревоге, и в то же время, к счастью, не прав в своем пророчестве: мы теперь можем сказать, что русская литература XX века состоялась как новая великая литера­турная эпоха в истории отечественной словесности. Доста­точно назвать ряд блестящих (и

таких разных) имен, вы­звавших в прошедшем столетии интерес во всем мире: И. Бунин и М. Горький, М. Шолохов и М. Булгаков, Е. Замятин и Б. Пильняк, Б. Пастернак и М. Цветаева, О. Ман­дельштам и А.Платонов, А.Твардовский и А.Ахматова, В.Маяковский и В.Набоков, В. Шаламов и А.Солжени­цын... Однако мы знаем также, что создавалась эта великая литература — новая отечественная классика — не благода­ря, а вопреки обстоятельствам, мы знаем, что ее

питал трагический опыт отечественной истории, тревога за судьбу человека, человечества в условиях мировых катастроф XX ве­ка. Ныне всемирно известные произведения долгое время ждали своего часа в архивах отнюдь не писательских, мно­гие писатели были репрессированы и только недавно были возвращены в «родной звукоряд» (О.Мандельштам) — в ряд мастеров художественного слова. В большинстве своем писатели-«еретики» ока­зались в