Политическое и правовое учение Древнего Китая. Учение мудреца Конфуция — страница 8

  • Просмотров 8395
  • Скачиваний 480
  • Размер файла 64
    Кб

постижении Дао-пути. Конфуций особо отмечал этот момент, призывая своих последователей к полному пренебрежению имущественной стороной дела. Он считал, что если человек старается сосредоточить свою волю и все свои духовные стремления на Дао-пути, но при этом продолжает стыдиться грубой пищи и плохой одежды, то такой человек недостоин того, чтобы с ним разговаривать. Столь же стойко рекомендовалось переживать и все неудачи в

служебной карьере. Сочетание бескорыстия и направленной воли, по мысли конфуцианских наставников, должно было придать характеру «совершенных людей» необычайную стойкость. По словам Мэн-цзы, человека, который в знатности и богатстве не предается никаким излишествам, а в бедности и незнатности сохраняет свои принципы, нельзя согнуть «ни угрозами, ни силой оружья». Однако конфуцианские наставники прекрасно понимали, что

закаленная воля, соединенная с презрением к материальным благам, могла произвести на свет весьма опасное создание. Поэтому «совершенный муж» должен был совершать все свои действия, руководствуясь «гуманностью», которая и должна была обеспечить желательную направленность волевого усилия цзюнь-цзы. Именно эта сориентированность на «гуманность» должна была определять и поведение «совершенного мужа» на службе. Конфуций

призывал своих питомцев служить во всех тех случаях, когда они видели, что, руководствуясь своими принципами, они могут принести пользу Поднебесной. Если же они понимали, что ни о какой всеобщей пользе и речи быть не может, а ситуация, более того, требует отказа от своих принципов, то следовало немедленно уйти со службы и сосредоточиться на семейной жизни, либо, как крайний случай, стать отшельником. Надо признаться, что нам,

носителям европейской культурной традиции, довольно трудно воспринять конфуцианский идеал человека. Для нас таким идеалом до сих пор является человек Возрождения, все усилия которого сосредоточены на предельной самореализации, во имя которой он готов проявить чудеса героизма. Пожалуй, именно отсутствие героизма в конфуцианском идеале особенно мешает нам признать цзюнь-цзы идеальным типом личности, да, может быть, еще

вытекающая из этого отсутствия несостязательность цзюнь-цзы, на которой так настаивал Конфуций. Но именно эти черты и вносили свою главную лепту в удивительную стабильность китайского социума, стабильность, которая до сих пор очень высоко цениться китайскими политиками. Поскольку китайцы еще в древности сделали один из главных социо-политических выводов - не сила оружья, а стабильность социума представляет собой наиболее