Политический портрет Й. Фишера

  • Просмотров 224
  • Скачиваний 6
  • Размер файла 26
    Кб

Политический портрет Й. Фишера «Не каждый министр иностранных дел бил в молодости полицейских» Сегодня в Германии, пожалуй, не найти другого государственного деятеля со столь пестрой, богатой и авантюрной биографией, как у Йошки Фишера. В юности это был в буквальном смысле слова блудный сын, бежавший из родительского дома, бросивший гимназию бродяга, ночевавший зимой на решетках парижского метро. Потом увлекся

"революционной борьбой", предводительствовал в крупной левацкой тусовке Франкфурта-на-Майне, сражался с полицией, сиживал, правда, очень коротко, за решеткой, проживал в студенческой "коммуне". Конечно же, перепробовал немало профессий, работал почтальоном, таксистом, фотографом, художником и т.п. Примкнув наконец к "зеленым", превратился в их лидера, а заодно добропорядочного законопослушного демократа, сделал

умопомрачительную политическую карьеру, приведшую его в высшие сферы власти и дипломатии. Йошка Фишер буквально во всем, как говорится, "self-made man" - сам себя сделал. Не закончив ни одного ни среднего, ни высшего учебного заведения, он, самоучка и книгочей, общепризнанно относится к разряду наиболее образованных и эрудированных германских политиков нового поколения. Былой уличный горлопан вырос в изощренного парламентского

полемиста, от острого языка которого доставалось многим. Впрочем, "острый" - это еще мягко сказано. Он мог бросить: "Господин председатель, вы, если позволите сказать, - дерьмо!" Или обозвать с трибуны канцлера Коля "тремя центнерами прошлого, овеществленного в мясе". Или съязвить в адрес своего предшественника: "Если бы Кинкель был акцией, я бы ее сегодня же продал". Фишер менял свою внешность, то превращаясь из

толстяка в аскета, изнуряющего себя диетой и джоггингом, то облачаясь, как ныне, в дорогой элегантный костюм-тройку вместо былых куртки, шлема и маски мятежного немецкого драчуна с полицией. Пестра его личная жизнь, насчитывающая четыре официальные женитьбы. Но, вероятно, еще чаще менялись его политические взгляды и предпочтения. Постоянным оставалось, однако, честолюбие. Он никогда не забывал о паблисити, весьма изобретательно