Поиск зрителя документального кино, на примере фильмов режиссера В. Косаковского — страница 4

  • Просмотров 1539
  • Скачиваний 351
  • Размер файла 10
    Кб

Косаковского о том, что в фильме произошла самоидентификация ребенка совершенно не подтверждается самой картиной. В фильме мы видим маленького мальчика, который общается с другим мальчиком (зеркальным) и злится, что ему не отвечают. Особенно неоднозначны кадры, когда съемки идут за стеклом и зритель понимает, что мальчик впрямую обращается в зазеркалье к своему отцу, который стоит на другой стороне для великого дела

творчества. В том, что это не имеет отношения к самоидентификации иллюстрируют кадры, когда около зеркала появляется сам автор проекта, ребенок успокаивается, он получает общение, любовь и целует все, что подвернется: папу, отражение в зеркале, камеру, которая это все снимала. Это скорее фильм о русских папах, которые не знают, что мамы своих детишек маленькими берут на ручки, учат умываться и ласково щебечут « а чьи это красивые

заспанные глазки…». И прочую милую чепуху, которая дают ребенку тепло, силы и радость от собственного отражения. Но это знают в России мамы, и очень мало, к сожалению, пап. Папы в России очень часто знают, о своих важных проектах, делах, долге перед семьей и редко задумываются, как они нужны своим детям без этой мишуры своих планов. А потом их сыновья так же не получив опыта внимания и любви сбегают в очередное громадье планов и идей,

так и не научившись добродушно и ласково жить с окружающим миром. Если коротко оценить творчество Косаковского как представителя документального кино в Петербурге можно сказать, что эти фильмы предназначены для определенного круга зрителей, которые любят артхауз, игру в образы. Лучше всего об этом сказал Ник Фрейзер, телевизионный журналист и продюсер на канале BBC4 в интервью на «Эхе Москвы»: «-- Ну и бог с ними, со стандартами.

Мы на BBC, замечу, ни разу не отвергали фильм потому лишь, что он, дескать, не подходит нам по каким-то там стандартам. Другое дело, что сам я не очень люблю «замороченную», «артхаусную» документалистику. Не то чтобы я имел что-то против режиссеров, для которых эстетика и искусство важнее журналистики, -- нет-нет, «поэтическая» документалистика вполне возможна. Но я считаю, что хорошее неигровое кино должно быть доступным. И что в нем

должны быть грамотно смешаны репортаж и поэзия. Есть люди, которые со мной не согласятся. Например, ваш соотечественник Виктор Косаковский. Он думает и снимает совсем иначе»