По предмету : введение в теорию экономики. На тему : Политическая экономия Адама Смита — страница 7

  • Просмотров 245
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 27
    Кб

средств производства, которые необходимы для продолжения процесса производства. Говоря о производительности торгового капитала, он не видел, что торговый капитал является обособившейся формой промышленного капитала, а источником торговой прибыли является прибавочная стоимость, созданная в сфере материального производства. Положение Смита о том, что капитал представляет собой запасы для развития производства, было

исходням в трактовке основного и оборотного капитала. Именно Смит впервые применил эти термины. Под оборотным же капиталом он ошибочно подразумевал товарный и денежный капитал, то есть капитал в формах, которые относятся к сфере обращения. Под капиталом основным Смит понимал орудия труда, машины, постройки, предназначенные для торгово-промышленных целей, улучшения земли и приобретенные и полезные способности всех членов

общества. Основной капитал не может обращаться вообще, а оборотный в обращении непрерывно, писал Смит. Накопление капитала он считал очень важным для всего общества, и исходя из этого, провозглашал самыми вредными людьми расточителей, а самыми полезными для общества – бережливых. 9. Отношение Смита к физиократам и меркантилистам. Смит глубже, чем физиоктаты, проник во внутреннюю физиологию буржуазного общества. Идя в русле

английской традиции, он построил свою экономическую теорию на фундаменте трудовой теории стоимости, тогда как физиократы вообще не имели, в сущности, теории стоимости. Это позволило ему сделать по сравнению с физиократами важнейший шаг вперед, сказав, что всякий производительный труд создает стоимость, а отнюдь не только земледельческий. Смит имеет более ясное, чем физиократы, представление о классовой структуре буржуазного

общества. Вместе с тем есть области, в которых физиократы явно превосходили Смита. Это в особенности касается гениальных идей Кенэ о механизме капиталистического воспроизводства. Смит последователен в своем тезисе о равноправии, экономической равноценности всех видов производительного труда. Но он явно не мог избавиться от представления, что земледельческий труд с точки зрения создания стоимости все же заслуживает

предпочтиения: так как в этом случае вместе с человеком «работает» сама природа. Отношение Смита к физиократам было совсем иным, чем к меркантилизму. В меркантилистах он видел идейных противников и, при всей своей профессорской сдержанности, не жалел для них критических резкостей (иногда даже неразумных). В физиократах он видел союзников и друзей, идущих к той же цели несколько иной дорогой. Вывод его в «Богатстве народов»