Платонов а. п. - Художественное своеобразие одного из произведений а. платонова.

  • Просмотров 296
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 32
    Кб

Платонов а. п. - Художественное своеобразие одного из произведений а. платонова. Зачем ему теперь нуженСмысл жизни и истина всемирногоПроисхождения, еслиНет меленького, верного человека,В котором истина стала быРадостью и движением?А.Платонов «Котлован»Желание исследовать одну из самых сложных проблем XX века – проблему приобщения человека к новой жизни проникнута трагическая мистерия о коллективизации, созданная Андреем

Платоновым необычайно быстро: с декабря 1929 по апрель 1930 года, так же, как создавался знаменитый роман Чернышевского «Что делать?», тоже написанный на злобу дня. Теперь, когда мы знаем многочисленные произведения, посвященные коллективизации, мы можем с полным правом сказать, что процесс этот, сложный, неоднозначный. В «Котловане» автор разбивает миф о светлом будущем.Исторический и литературный контекст повести – «политика

сплошной коллективизации». И «ликвидации кулачества как класса». Мы встречаемся здесь и с философской обобщенностью, и с глубокой мифологизацией жизни: рабочие роют котлован под фундамент «общепролетарского дома», в котором должно потом счастливо жить новое поколение. Задумался о смысле жизни и рабочий Вощев, уволенные с маленького механического завода, потому что устрашился от производства «среди общего темпа труда».

Задумался о том, что ему «без истины трудно жить». Он тоже попадает на рытьё котлована: ему очень хочется «выдумать что-нибудь вроде счастья, чтобы от душевного смысла улучшилась производительность».Вощев – это народный мыслитель, «сокровенный человек», странник, «не движущийся в соответствии с генеральной линией», а имеющей свою дорогу в жизни. Может быть, он первый понимает, что котлован – это новое рабство, оно основано на

ритуалах новой веры: безоговорочном подчинении командам Сталина, приведшим к созданию тоталитарного государства. Он не видит к себе уважения со стороны рабочих или профсоюзных деятелей, которые советуют ему молчать. И тогда он, замыслившийпереустройство мира романтик и мечтатель, горько бросает в лицо новым бюрократам: «Вы боитесь быть в хвосте: он – конечность, и сели на шею!.. Без думы люде действуют бессмысленно!» создавая